На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Елизавета Кульман: судьба девочки-вундеркинда 200 лет назад

Первой из русских
Она занялась греческим наречием,
Знала одиннадцать языков,
Говорила на восьми.
Хотя и девочка,
Но выдающаяся поэтесса.

Надпись на могильном памятнике.

«Объявите молодой писательнице от моего имени, от имени Гете, что я пророчу ей со временем почетное место в литературе, на каком бы из известных ей языков она ни вздумала писать»

Гете

Учитель (без ведома девочки) послал ее стихи на суд живого классика и получил такой ответ. Девочке в тот момент было всего тринадцать. Вся ее небезоблачная жизнь, как потом напишет Шуман, «была поэзией».

Гете, портрет (1828 год)
Гете, портрет (1828 год)

Елизавета Борисовна Кульман родилась 5 июля 1808 года в Петербурге в семье русских немцев. Последняя дочь офицера, сражавшегося под началом Суворова и Румянцева, не получила по наследству ничего, кроме дворянского звания. Девочка осталась сиротой, старшие братья-офицеры погибли во время войн с Наполеоном.

В детских стихах Елизавета благодарила Бога, что не ложится спать голодной и имеет целых два платья. Начальное образование давала мать. Но тут…

В домик на Васильевском острове, где жила вдова с дочкой, пришел друг покойного отца – домашний учитель Карл Фридрих Гросгейнрих. Он-то и обнаружил, что у девочки – огромные способности.

Вот что он писал он впоследствии:

«Шести лет она говорила по-русски и по-немецки; осьми по-французски, десяти по-итальянски, а одиннадцати по-английски. Вскоре после того она выучилась в одно время латинскому и славянскому языкам; тринадцати же лет греческому, а два года спустя в одно время испанскому, португальскому и новогреческому. На всех 8 живых языках она говорила бегло правильно»

Конечно, этого удалось достичь не без участия преподавателя, который стал учить девочку-вундеркинда бесплатно.

Все получалось у нее как бы играючи. Через два месяца занятий древнегреческим девочка начала читать в подлиннике Евангелие, через полгода – переводить Анакреонта.

Анакреонта она перевела на восемь языков – и без погрешности против языка.

Впрочем, оригинальные стихи Елизавета Кульман написала только на немецком, русском, итальянском и французском.

Елизавета Кульман, скульптурный портрет работы Паоло Катоцци, фотография Григория Гинзбурга, Wikimedia
Елизавета Кульман, скульптурный портрет работы Паоло Катоцци, фотография Григория Гинзбурга, Wikimedia

Девочка часто переводила собственные вещи, все так органично получалось, что теперь бывает трудно сказать, какой же вариант (скажем, немецкий или русский) – это перевод, а какой – подлинник. Кульман переводила без рабского подражания букве, как бы сказал Цицерон, «не слово словом, а мысль мыслью». Мысли о переводе, которые она высказывала, интересны и современным ученым.

О чем же писала девочка-поэтесса?

Главное место в творчестве Елизаветы Кульман заняла античность – виртуозное подражание древним грекам, пересказ мифов. Ее «Стихотворения Коринны», как сказал филолог-классик,

«можно почесть мастерским переводом творений какого-нибудь поэта блистательных времен греческой литературы».

Впрочем, работы Кульман неравноценны, многие из них – всего лишь литературные упражнения. Так появлялись первые русские стихи (после некоторых таких поэтических опытов преподаватель российской словесности растерялся и сказал, что Елизавету нечему больше учить).

Судьба была и милосердна, и жестока к вундеркинду. Да, девушка прославилась! Но уже в середине XIX века античность стала «выходить из моды», и с тех пор Северную Коринну чаще обсуждают, чем читают.

Особняком стоят ее немецкие стихи – искренние и сильные, посвященные родным, Богу и природе. Именно в них находит отражение непростой характер девочки.

Она была горда и неуживчива и очень не любила, когда ее называли «бедной».

Хотя биографы и пишут о «подругах» Кульман, у нее, кажется, нет ни строчки о дружбе.

Девушка была красива, однако не разрешала рисовать себя. Поэтому в нашем распоряжении только посмертные изображения…

Елизавета Кульман, посмертный портрет
Елизавета Кульман, посмертный портрет

Она была не только даровита, но и фантастически трудолюбива. Рвалась к успеху. Мечтала в будущем попасть в Российскую Академию. И не стеснялась объявить:

«для счастья мне нужны только хлеб и слава».

В одном из стихов девочка писала, что мечтает жить в лачуге посреди сельского сада (роскоши не нужно!), но чтобы рядом, вместе с нею поселились – Гомер, Шекспир, Вергилий, Данте…

Кто знает, не попала б ли она в эту компанию? Что б мы узнали о Шекспире или Данте, если бы они ушли в 17 лет?

Трагедия произошла в ноябре 1824 года. То было наводнение, описанное в «Медном всаднике». Елизавета простудилась. Вскоре в ослабевшем организме стала развиваться смертельно опасная болезнь.

Чахотка быстро прогрессировала и через несколько месяцев оборвала жизнь поэтессы. Девушке было 17 лет и 4 месяца.

Горько умирать и знать: «мечта не сбудется, я ничего не успею!» Нет, поэтесса не смерти боялась, а забвения… Впрочем,

«священник сказал, что он никогда не видел такой твердости в умирающем».

Восемь лет спустя верный учитель Гросгейнрих, добился, чтобы Академия наук издала сочинения девушки.

В первой половине XIX века Елизавету Кульман довольно часто издавали. Шуман положил некоторые ее немецкие стихи под музыку.

Шуман, портрет (1839 год)
Шуман, портрет (1839 год)

Вообще в Германии работы Елизаветы Борисовны ценились выше, а в России…

Известны слова Кюхельбекера:

«Стихи ее лучше всех дамских стихов, какие мне случалось читать на русском языке, но сама она еще не в пример лучше своих стихов…»

Уже во второй половине XIX века сложилась парадоксальная ситуация: историю несчастной девушки пересказывали, Елизавета Борисовна была знаменита, о ней писали много раз, но стихов ее – не читали.

Однако почти все, что сотворили знаменитые поэты в 15 или 16 лет, можно считать пробой пера, тропинкой к завтрашней вершине… И кто может знать, во что развился бы талант Елизаветы Кульман, если б чахотка не поставила так рано точку в ее биографии?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх