На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Владимир
    Риск снижается, но все равно в итоге приводит к 100 % смертности.Инфаркт миокарда ...

Как простые крестьяне из Дитмаршена унизили рыцарскую армию

Уступая в численности, крестьяне вступили в ожесточенный бой и убили несколько сотен благородных воинов. Как же им это удалось...

На одной из окраин Шлезвиг-Гольштейна долгие годы существовало образование, совершенно не характерное для Средневековья – автономная крестьянская коммуна с центром в городе Мельдорф.

Земля эта носила имя Дитмаршен и получила независимость скорее случайно – благодаря битве 1227 года при Борнхеведе, когда проигравшие датчане были вынуждены уступить регион Бременскому архиепископству. Новое руководство главенствовало над крестьянами номинально. И они, чтобы создать единое руководство, придумали себе орган самоуправления – "коллегию сорока восьми". Комитет старейшин от нескольких приходов.

Республика эта не была признана официально, но неплохо жила и без этого несколько веков, стойко оберегая свою свободу от внешних посягательств. Жили в основном за счет торговли хлебом с Ганзой, умудряясь на вырученные деньги не только процветать, но и платить наемникам для защиты свободы, которых иной раз дополняли ополчением из своих рядов. И эта сборная рать регулярно поколачивала непрошенных гостей.

Жители Дитмаршена. Художник: Georg Braun and Frans Hogenberg

В 1473 году очередной император Священной Римской империи Фридрих III признал право датского короля Кристиана I на эти земли, что населению не особо понравилось. И они написали жалобу папе Сиксту IV, поскольку номинально относились к владениям церкви. Понтифик издал буллу, в которой грозил отлучением от церкви всякому, кто покусится на собственность бременских архиепископов. До поры все затихло.

В 1499 преемник Кристиана I король Иоганн I решил, что вопрос как-то надо решать в свою пользу, и потребовал от Дитмаршена признать его власть, а заодно начать выплачивать ему ежегодную дань размером в 15000 марок. И был ожидаемо послан крестьянами, давно привыкшими к вольной жизни. Услышав об отказе, король расстроился не на шутку и, дабы заглушить горечь неудачи, стал планировать военный поход на указанную область с целью призвать ее к покорности.

В датское войско записались двоюродные братья короля два графа Ольденбургских и герцог Шлезвига. Помимо собственных сил, эти знатные люди для личной безопасности решили еще нанять и 4000 ландскнехтов под командой Томаса Сленца – это отряд наемников носил имя "Черной стражи". Еще имелось 2000 тяжеловооруженных всадников из числа вассалов главных командиров, 1000 легковооруженных солдат и 5000 ландвера – датского ополчения. К этим 12000 прилагалась неплохая артиллерия, шедшая в арьергарде.

Рыцари, арбалетчик, стрелок с луком и принцы в конце XV века. Художник: Albert Kretschmer

Эти силы двинулись на крестьянскую республику 11 февраля 1500 года. Крестьяне знали о готовящемся вторжении и пытались найти союзников. Но архиепископ Бременский Иоганн III и союзная Ганза людей не прислали, ограничившись словами соболезнования. Пришлось нанять небольшой отряд наемников, который дополнили крестьянским легковооруженным ополчением. Итого примерно 6500 человек. И всего одна пушка. Правда, руководивший крестьянскими силами наемник Вульф Изебранд был уроженцем тех же краев, откуда пришел и отряд Черной стражи. И потому неплохо знал их манеру и тактику ведения боя.

И все же силы были неравными, поэтому крестьяне отступали, сдавая города без боя. Так датчанам достался Виндберген, а потом и Мельдорф. В котором солдаты Иоганна I бесчинствовали – они убили всех сопротивлявшихся горожан и ограбили город, продлив удовольствие до 17 февраля.

Затем армия двинулась в сторону Бюзума, куда по предварительным данным отступили крестьяне. Дорог в ту сторону имелось несколько. Но один из уцелевших старейшин Дитмаршена насоветовал наихудшую, и король послушал его. За этот совет Карстена Хольма (так звали того старейшину) в иных народных песнях станут поносить как предателя, но на деле он был героем и одним из творцов последующей громкой крестьянской победы. Но пока датчане шли по самой неудобной дороге, превратившейся в результате ранней оттепели и прошедшего дождя в непролазное месиво из грязи, в котором вязли колеса пушек и обоза. В результате чего армия датчан растянулась на десяток километров, а артиллерия безнадежно отстала от основных сил.

Неравный бой. Художник: Marek Szyszko

И тут им путь преградила баррикада, усиленная единственной пушкой крестьян. Обходного маневра не было – поля вокруг дороги раскисли еще сильней, чем сама дорога. Вдобавок крестьяне, хорошо знакомые с местной ирригационной системой, открыли одну из плотин. Отчего вода дополнительно подтопила округу, превратив и так раскисшую сушу в отдельные островки, и скрыла расположение осушительных канав. Но крестьяне знали, где они проходят – все же местные уроженцы.

Надо сказать, что на этих землях имелся свой спорт – прыжки через канавы при помощи шестов. И крестьяне незамедлительно воспользовались своим навыком, используя алебарды в качестве опоры. Плюс за счет отсутствия они выигрывали в мобильности. А большинство еще скинули и обувь. Так что перемещались они с куда большим проворством, чем их противники.

Растянутое войско датчан не имело возможности ни маневрировать, ни перестраиваться. Впереди его шли наемники, за ними следовал ландвер, потом тяжелая конница. А пушки вообще оставались где-то за горизонтом и на огневую поддержку рассчитывать не приходилось. Поэтому черные стражники решили атаковать, не дожидаясь подхода арьергарда. Но атака не задалась – продвижение из-за грязи шло медленно, а с баррикады отвечали огнем. Так что ландскнехты даже не дошли до баррикады. А их командир погиб – попросту упал с лошади и утонул в грязи. Даже не успев вытащить меч.

Сражение при Хеммингштедте, 1500 год. Художник: Max Friedrich Koch

Отступить наемникам не дали – сзади их подпирало ополчение, а сойти с дороги не получалось. В этот момент рыцари решили взять инициативу. И попытались смять мешающий продвижению ландвер, заодно перетопив часть из них. Вышло изобразить что-то вроде атаки с сумевшими опомниться ландскнехтами, но крестьяне, сообразив по поводу уязвимости кавалерии в этих условиях, принялись бить по лошадям. Что в конечном итоге губило и всадников. Потому что из седла те выпадали, как правило, плашмя. И почти сразу тонули, поскольку встать уже им не давали и доспехи, и наседавшие однополчане. Те, кто добирался до баррикады, получали угощение в виде крестьянских алебард и моргенштернов. Словом, разгром датского войска оказался полным. Король удрал, но многим его подчиненным повезло меньше.

Погибли оба графа Ольденбургских и славный герцог. Рыцарь Ханс фон Алефельдт, командовавший конными, утонул, даже не подравшись. Еще 11 рыцарей из его рода закончили жизнь схожим образом. Всего за три часа сражения погибло 360 представителей дворянства! Гигантская цифра для той поры, пусть и не рекордная. А всего датская армия только убитыми потеряла 7000 человек. Более половины!

Крестьянам достались неплохие трофеи. В том числе и королевский штандарт. Он, кстати, и сегодня демонстрируется в одной из церквей Вердена. Потери же их точно неизвестны, но они были незначительны.

Печальный конец. Художник: Michael MacRae

Погибших ландскнехтов крестьяне аккуратно собрали и захоронили. А тела ненавистных дворян оставили не погребенными. Позднее их останки все же передали родственникам из Дании. Правда, за солидный выкуп. Ну а песен о том событии только до нашего времени дошло полтора десятка. Причем и на латыни, и на немецком, и даже парочка на датском.

Благодаря победе в этой битве крестьянская республика просуществовала еще 59 лет. А Дания настолько ослабла, что им не только пришлось признать независимость Дитмаршена, но и отпустить на свободу шведов – те, почуяв ослабление Дании, начали освободительную войну и смогли вырваться из Кальмарской унии. Вот так жадность одного монарха и необдуманные решения приводят к большим переменам. Иной раз совсем неожиданным.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх