Свежие комментарии

  • Ангел Смерти
    Везучая девица лёгкого поведения.Куртизанка - прин...
  • Мистер Скептик
    Имена между языками переводятся вообще очень странным образом. В современном русском языке есть 2 отдельных имени Фёд...Почему Генрих — н...
  • Мистер Скептик
    У них больше возможных вариантов.У осьминогов нашл...

«О наказании лекарей за умерщвление больных по умыслу и по неосторожности»

В России первый документ об ответственности за врачебные действия вышел 4 марта 1686 года. Напомню, трон тогда занимали братья Иван и Петр Алексеевичи, а регентом при них была старшая сестра царевна Софья Алексеевна. Об этом документе пишет наш друг и коллега, заместитель главного редактора портала «Российские древности» Александра Шапиро.

«О наказании лекарей за умерщвление больных по умыслу и по неосторожности»

Документ был именным указом с боярским приговором и назывался «О наказании лекарей за умерщвление больных по умыслу и по неосторожности».

«Лекаря Мишку Тулейщикова за то, что он лекарю Андрею Харитонову, вместо раковых глаз, отвесил, во пьянстве золотник сулемы, а он, Андрей, ту сулему давал в рейнском подьячему Юрью Прокофьеву, и тот подьячий при нем умре: велено сослать с женою и с детьми в Курск, а по лекаре Андрее Харитонове собрать поручная запись, что ему таких вредительных и смерть наводящих статей никому не давать, и сказан Великих Государей указ всем лекарям: буде из них кто нарочно или не нарочно кого уморят, а про то сыщется, и им быть казненным смертью».

Сделаю «перевод» некоторых слов и выражений из текста.

«Лекарь». В то время Аптекарский приказ отличал компетенции врачей (докторов) и лекарей.

Врачом, как правило, был иностранец, выпускник университета с дипломом доктора медицины, лекарем – либо иностранец с образованием и без диплома, либо русский, обучившийся у иностранца. Чаще все лекари занимались хирургическими манипуляциями (от извлечения пули из раны до кровопускания; известны лекари-костоправы) Лекарская школа при Аптекарском приказе была учреждена в 1654 году; набирали в нее стрельцов, служилых и посадских людей.

«Раковые глаза». В старинных лечебниках писали: «в раке в голове два камешка белые есть, и те камешки истерти мелко и дати немочному». Считалось, что этот порошок помогает от «колотья» (колющих болей различного происхождения, например, колик). В «Киевском сметном списке денежной казны, ратных людей, военных запасов, лекарств и проч.» с 1 сентября 1681года по 1 сентября 1682 года в «аптечке» помимо других снадобий значилось: «раковых глаз деланных 29 золотников, неделанных 2 золотника». (1 золотник = 4, 267 гр). В случае с подъячим Юрием Прокофьевым лекарь Андрей Харитонов ссыпал раковые глаза (оказавшиеся сулемой по недосмотру другого лекаря) в «рейнское» – белое виноградное вино.

«...Ему таких вредительных и смерть наводящих статей никому не давать». «Лекарственными статьями» в те времена называли лекарственные составы, лекарства.

Лекарь Мишка Тулейщиков легко отделался, а про указ с боярским приговором вспомнили через четырнадцать лет: царь Петр I опирался на него, выпустив 14 февраля 1700 года указ «О наказании незнающих медицинских наук и по невежеству в употреблении медикаментов, причиняющих смерть больным».

Трагическая история изложена в тексте приказа.

«Взят в Стрелецкой приказ Боярина Петра Петровича Салтыкова человек Алешка Каменский, для того, что он Алешка его Боярина Петра Петровича лечил, и принашивал лекарства, и от тех лекарств, он Боярин Петр Петрович умре скорою смертью; а в роспросе и с пытки, он Алешка сказал, что он Боярина Петра Петровича лечил, и лекарства всякия, покупая в зелейном ряду в лавках, давал; и Апреля де 17 числа Боярин Петр Петрович, призвав его Алешку в хоромы, и говорил ему, чтоб он принес лекарства от сна, и он Алешка, в зелейном ряду купил арьяну на три деньги, осьмую долю золотника, и принесчи, рознял на двенадцать доль, меньше конопляных зерен, положа в хрустальном стакан, давал ему Боярину Петру Петровичу от сна, а не для отравы, и умыслу у него о том ни с кем не было: а зелейного ряду сиделец Ганька Ворфоломеев в продаже того арьяну не запирался, и сказал, что он тому Алешке продал того арьяну на четыре деньги, и велел давать, мочному человеку против трех зерен, а немочному против двух зерен конопляных; и на другой день по утру, пришел к нему Ганьке к лавке тот Алешка, и сказал, то де лекарство отдал он Боярскому малому, и тот де малой отдал Боярину все; и Боярин, с того числа по се время не проспится, только де в ночи простонал. И он де Ганька тому Алешке говорил, чтоб они того Боярина водили почасту, и тот де Алешка сказал ему, что Боярин их без ног, водить его нельзя, и он Ганька велел давать парнаго молока, и носить хотя на руках, чтоб зблевал, и быв тот Алешка, пошед к нему, не бывал. А по справке с Аптекарским приказом и по свидетельству Докторов и Лекарей, того лекарства болящим дают по разсмотрению, перцовых зерна по три и по четыре и по пяти с иными лекарствы, и принимают его не вдруг, а иной де болящий с того лекарства и с дву зерен умрет. Далее полностью приведен текст указа с боярским приговором от 1686 года.

И ныне указу Великаго Государя и по Боярскому приговору, за пометою Думнаго Дьяка Артамона Иванова, Алешка Каменской, за вышеписанное воровство, что он Боярину Петру Петровичу Салтыкову принес лекарства, арьяну от болезни и розняв в коноплянныя зерна на двенадцать доль, дал выпить от сна, чрезмерно, и от того он Боярин Петр Петрович умре скоропостижною смертью, сослать в ссылку в Азов с женою на каторгу».

Еще немного «переводов».

«В зелейном ряду сиделец». Торговцы зелейных лавок и ряды (от слова «зелье», восходящее к «зеленый», то есть травяной) были эдакими народными аптекарями, снабжающими лекарствами население. Иногда опытные торговцы сотрудничали с Аптекарским приказом, чтобы оценить качество сырья или изготовить препарат.

«За вышеписанное воровство». Воровством назывались преступление, противозаконный поступок, проступок.

«Купил арьяну». Вот с арьяном у меня загвоздка. Я не нашла в источниках «расшифровки», что это за лекарство, которое боярин Салтыков попросил «от сна» (вот ещё неоднозначная формулировка, которая могла иметь значение и противоположное - «для сна»). В некоторых статьях по истории медицины, комментируя эту историю, арьяном называют опий. Но опий/опиум в источниках того времени и называется опием/опиумом. Так что вопрос пока остается открытым.

Как видим, и Алешка Каменской отделался лишь каторгой, несмотря на обещание указа 1686 года «быть казненным смертью». Петр I же 22 ноября 1701 года выпустил указ  «О заведении в Москве вновь осьми аптек (в дополнение к имеющимся  двум казенным) с тем, чтоб в них никаких вин не было продаваемо; о введении оных Посольскому приказу и об уничтожении зелейных лавок». Прежде всего, запрещалась торговля аптечными товарами через зелейные лавки: «в Царствующем граде Москве впредь иным вновь аптекам, и зелейному ряду что в Китае городе, также и по всем улицам и по перекресткам, лавкам, в которых продавали всякие непотребные травы и зелья, будто вместо лекарств, не быть, и те по улицам и по перекресткам лавки все сломать и очистить»

К ответственности за лечение Петр I вернулся еще в 1720 году, когда утвердил Морской устав с главой о «Лекаре». «Ежели Лекарь своим небрежением и явным презорством к больному поступит, от чего им бедство случится, то оной яко злотворец наказан будет, яко бы своими руками его убил, или какой уд отсек. Буде же леностию учинит, то знатным вычетом наказан будет, по важности и вине смотря, в суде».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх