На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Владимир
    Риск снижается, но все равно в итоге приводит к 100 % смертности.Инфаркт миокарда ...

Приемные дети Максима Горького

Кроме официальной супруги Екатерины Павловны Пешковой у Алексея Максимовича были другие женщины, кроме Максима и Кати были другие дети. Настал черед рассказать о них.

Дети Марии Андреевой

Актриса Мария Андреева (сценический псевдоним, настоящее имя - Мария Федоровна Желябужская, в девичестве Юрковская) была фактической женой Максима Горького с 1904 по 1920 годы.

Также, как Горький не расторг брака с Екатериной Пешковой, оставалась официально замужем и Мария Федоровна. Ее супругом по документам был действительный статский советник Андрей Алексеевич Желябужский.

У Марии Федоровны было двое детей: Юрий (Георгий), родившийся в 1888-м, и Екатерина, появившаяся на свет в 1894-м.

Когда Андреева и Горький стали жить вместе, детям ее было 16 и 10 лет. Мария Федоровна была увлечена не только сценой и новой любовью, но и революционной борьбой (именно с ее подачи Горький присоединился к большевикам). Собственно, на детей времени у активистки не оставалось. Поэтому дочь и сын после отъезда матери за границу с новым мужчиной оставались в Москве с отцом.

Максим Горький и Мария Андреева.

Максим Горький и Мария Андреева.

Лишь когда Горький и Андреева вернулись в Советский Союз, наладился контакт с пасынками. Но оба они к тому времени уже были взрослыми, Екатерина уже была замужем. Таким образом, говорить о том, что Алексей Максимович "заменил детям родного отца" и занимался их воспитанием, не приходится. На их становление, мировоззрение и судьбу писатель никак не влиял.

Супруг Марии Андреевой, Андрей Желябужский, нашел свое место при новой власти: с 1919 года служил старшим контролером в Государственном Контроле Николаевской железной дороги. Соответственно, и дети его ущемления в чем-либо не испытывали.

Екатерина Желябужская стала переводчиком. Была замужем за Абрамом Гармантом. О том, чтобы у пары были дети, нигде не упоминается. После возвращения матери и Максима Горького в Москве вместе с мужем часто бывала в квартире писателя, живя в том же доме, по соседству. Екатерина Андреевна оставила воспоминания о жизни Горького в тот период, весьма откровенно описав его окружение. Записи, начатые в середине 50-х, не были завершены, хранились в Центральном государственном архиве литературы и искусства и были впервые обнародованы уже после краха СССР.

Екатерина Желябужская, дочь Марии Андреевой.

Екатерина Желябужская, дочь Марии Андреевой.

Вспоминая о жизни Горького в 1918-1921 годах, Екатерина Желябужская писала:

"В тот период… к Алексею Максимовичу стекалось все, что было тяжелого, трудного, иногда отрицательного. Мы, младшее поколение, называли в шутку квартиру 5/16 по Кронверкскому, 23, где жили в то время Алеша и мама, «Центржалоба». И действительно, жаловаться сюда приходили все: академики, профессора, всякие обиженные интеллигенты и псевдоинтеллигенты, всякие князья, дамы из «общества», ущемленные российские капиталисты, еще не успевшие сбежать к Деникину или за границу, вообще те, чью хорошую жизнь дерзко нарушила Революция.
Зайдешь утром до работы повидать маму и в передней, столовой, зале у стен сидят хмурые люди и ждут. Ну прямо приемная учреждения, а не частная квартира.
И все эти жалобщики! Одному есть нечего, другому топить нечем, у третьих реквизировали квартиру или забирают в музей картины, фарфор, стильную мебель, а вон та пришла просить за арестованного отца, мужа, брата, сына. Бывало, что он заступался за людей, за которых не следовало заступаться, даже политически неверно".

Юрий Желябужский стал общаться с отчимом раньше младшей сестры: он подолгу гостил у мамы на Капри, приняв ее образ жизни и нового спутника.

Поначалу Юрий, как и сестра, выбрал для себя роль переводчика, сотрудничал с петроградскими журналами. Затем попробовал себя в кораблестроении, три года отучившись в Петроградском политехническом институте. Однако в 1916-м юноша увлекся кинематографом, став лаборантом Московской кинолаборатории. Уже в дни Февральской революции 1917 года он, как оператор, снимал демонстрацию рабочих. В июне 1917 года официально стал оператором, сценаристом и режиссером кинофабрики "Русь" (с 1924-го - "Межрабл-Русь"). На фабрику он пришел по приглашению К.С. Станиславского, друга и ценителя таланта его мамы, Марии Андреевой, и друга деда, главного режиссера Александринского театра Федора Александровича Юрковского.

Юрий Желябужский с мамой Марией Андреевой и отчимом Максимом Горьким.

Юрий Желябужский с мамой Марией Андреевой и отчимом Максимом Горьким.

Юрий Андреевич Желябужский снимал документальные фильмы исторической и образовательной направленности, входил в число руководителей группы, снимавшей Ленина и других лидеров молодого советского государства. Осенью 1919 года стал одним из организаторов Государственной киношколы (нынешний ВГИК), где преподавал операторское мастерство.

Юрий Желябужский был женат на актрисе МХАТа Анне Дмоховской. Вместе с супругой воспитывал ее племянника Александра Дмоховского (его родители были репрессированы), ставшего позднее известным поэтом-песенником, и дочь Светлану.

Крестный сын

Залман Михайлович Свердлов родился в 1884 году в Нижнем Новгороде, как и Алексей Максимович Пешков. Его младшим братом был Яков Свердлов, ставший впоследствии видным советским политическим и государственным деятелем.

С Горьким Залман Свердлов подружился в конце 1890-х - начале 1900-х годов. Уже в 1901-м они вместе были арестованы по обвинению в использовании для революционной пропаганды типографской машины-копировщика (печатали на нем листовки).

В 1902-м, приехав в Арзамас, где Максим Горький отбывал ссылку, Залман Свердлов принял участие в чтении новой пьесы друга "На дне", читая роль Васьки Пепла. Читка устраивалась для В.И. Немировича-Данченко, высоко оценившего драматический талант юноши. Именно он посоветовал молодому человеку получить специальное музыкальное и артистическое образование, не учтя при этом еврейское происхождение парня.

Загоревшись идеей, Залман попытался поступить в Императорское филармоническое училище в Москве. Однако лицам иудейского вероисповедания доступа туда не было, как и права жить в столице (за редким исключением).

Договорившись с другом, уже имеющим мировое признание, Залман принял православие, взяв при крещении имя Зиновий. Алексей Максимович Пешков, ставший крестным отцом для друга, дал ему и свою фамилию.

Под новым именем юноша попытался начать обучение в школе МХТа. Однако власти не приняли этого превращения, так и не дав возможности "новорожденному" Зиновию Алексеевичу Пешкову получить театральное образование. (Зато родной отец, узнав о таком шаге, отрекся от сына.)

В итоге Зиновий, обладавший великолепными способностями к языкам (он знал их 7, включая арабский, китайский и японский), эмигрировал из России. По некоторым источникам, сделал он это по подсказке крестного (и на его деньги), чтобы избежать службы в армии. Судьба занесла его сначала в Канаду, затем он перебрался в Новую Зеландию и США, позднее - в Италию, к крестному отцу.

По рекомендации Горького, Зиновий Алексеевич жил и работал секретарем у русского журналиста и писателя Александра Валентиновича Амфитеатрова.

В 1910-м Зиновий Пешков женился на Лидии Петровне Бураго, дочери казачьего офицера. Спустя год у пары родилась дочь Елизавета. Однако очень скоро брак дал трещину: Зиновий, разошедшись в политических взглядах с крестным, уехал во Францию, а его супруга осталась в Италии.

Когда началась Первая мировая война, Зиновий Пешков поступил в Иностранный легион французской армии.

В 1915 году в одном из сражений Зиновий был тяжело ранен. Его, потерявшего сознание, санитары сочли безнадежным и не хотели выносить с поля боя. На эвакуации настоял фронтовой друг, тогда еще никому не известный лейтенант Шарль де Голль.

После года лечения и реабилитации, потерявший правую руку Зиновий Пешков был переведен на дипломатическую работу. Сначала он был направлен в Канаду и США переводчиком, затем направлен в Россию, представителем Французской миссии при Временном правительстве.

Октябрьской революции Зиновий Пешков категорически не принял. Как официальный представитель правительства Франции поддерживал белогвардейское движение, бывал в ставке А.В. Колчака в Сибири и на Урале, П.Н. Врангеля в Крыму.

Зиновий Алексеевич Пешков, французский легионер, друг и соратник Шарля де Голля, приемный сын Максима Горького, родной брат Якова Свердлова.

Зиновий Алексеевич Пешков, французский легионер, друг и соратник Шарля де Голля, приемный сын Максима Горького, родной брат Якова Свердлова.

Все это время, как и спустя годы, крестный сын Алексея Максимовича Горького не проявлял никакого интереса к своим родным - братьям и сестрам Свердловым, бывшей жене и дочери Лизе.

Выполняя дипломатические миссии, Пешков представлял интересы Франции в Румынии, Марокко, Китае, Японии, Грузии. России. В годы Второй мировой войны офицер Зиновий Пешкофф был соратником Шарля де Голля, вместе с давним боевым другом возглавляя французское Сопротивление.

Скончался Зиновий Пешкофф в 1966 году, в звании бригадного генерала. С соответствующими званию воинскими почестями его похоронили на "русском" кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.

"Внучка" Лиза

Естественно, кровного родства ни с Горьким, ни с его родными внучками Марфой и Дашей у Лизы не было. Но и она носила фамилию Пешкова и формально была внучкой писателя. Ровно также Максим Горький принял немалое участие в судьбе девушки.

Когда Зиновий Пешков уехал из Италии, рассорившись с крестным, его жена и 4-летняя дочь остались жить с писателем. Несколько лет спустя Лидия Бураго ушла жить к новому мужчине, сочтя, что первый супруг не справится с финансовым обеспечением семьи.

Уже с 4 лет Елизавета Пешкова училась: сначала в монастырской школе, затем в гимназии, после - в коммерческом училище. Высшее образование девушка, с ранних лет легко писавшая сочинения, получила на отделении романских языков Римского университета.

С 11 лет девочка, стараниями адвоката, общалась с отцом. Вместе с ним она ездила в имение Горького, позже бывала у "дедушки" и без отца.

Елизавета Зиновьевна рассказывала:

«Дед Алексей всегда был очень ласков, у меня было много книг с его дарственными надписями «От деда Алексея — Лизочке». Все это пропало в годы репрессий. Это был необыкновенный человек. Мемуаристы не дают представления о нем; они пишут о себе, о Горьком-писателе. А какая это была светлая личность!»

В 1934-м 33-летняя Елизавета вышла замуж за советского дипломата Ивана Александровича Маркова. Приняв советское гражданство, она вместе с мужем уехала в СССР.

В 1935-м в семье Марковых родился первенец - сын Александр. В 1936-м Марковых направили вновь в Италию, где Иван совмещал обязанности 2-го секретаря посольства с ролью разведчика. В 1937-м Маркова обвинили в шпионаже. Не сумев предоставить очевидных доказательств, просто выслали из страны.

В феврале 1938-го у Лизы и Ивана рождается второй сын - Алексей. А уже через месяц и она, и муж обвинены уже советскими властями в шпионской работе на Италию и арестованы. В июне 1938-го Иван Марков был расстрелян, а Лиза, отказавшаяся отречься от мужа и свидетельствовать против него, на 10 лет отправлена в лагеря.

Дети Марковых оказались в детском доме для "детей врагов народа". Вызволить их оттуда, по просьбе брата Ивана Маркова, смогла Екатерина Павловна Пешкова.

В 1944-м Елизавету Пешкову разыскал в ссылке Николай Биязи, в прошлом советский военный атташе в Риме. Он выбил для нее возможность возвращения из ссылки в Москву, устроил преподавателем французского и итальянского языков (она знала их лучше русского) в военный институт иностранных языков, где был в то время директором.

В 1946-м Елизавете Пешковой даже присвоили звание лейтенанта, а в 1947-м назначили заведующим кафедрой романских языков.

Не являясь кровной родственницей, Елизавета Пешкова все же признавалась внучкой Горького.

Не являясь кровной родственницей, Елизавета Пешкова все же признавалась внучкой Горького.

В 1949-м желание Николая Биязи получше устроить подопечную обошлось слишком дорого обоим. Николай Николаевич порекомендовал Елизавету Зиновьевну на работу в ТАСС. Там устроили тщательную проверку кандидатке - и подняли информацию об отце, поддерживавшем Белую гвардию иностранном легионере, гражданине Франции. Биязи был уволен, Пешкова отправлена в Краснодарский край.

Много лет после высылки из столицы Елизавета Пешкова преподавала французский язык в сельской школе. Старший сын остался в суворовском училище, куда его еще раньше устроил Биязи, младший жил с мамой.

В хрущевскую "оттепель" Лиза Пешкова была реабилитирована и переехала в Сочи. Море и пальмы здесь напоминали родную Италию. Работала сначала дворником на пляже, затем медсестрой в поликлинике, последние годы - библиотекарем-архивистом краеведческого музея. Ей, до конца дней остававшейся "под колпаком", предоставили жилье из опасения, что интуристы узнают, в каких условиях живет "внучка Горького.

В 1974-м Елизавета Зиновьевна смогла посетить Францию, побывала на могиле отца. Тогда же ее нашли родственники из Италии - после они несколько раз встречались с единоутробной сестрой Марией, которая была младше на 11 лет.

Елизавета Зиновьевна Пешкова ушла из жизни в 1989 году, в возрасте 78 лет, от рака. Старший сын Александр, ставший кадровым военным, погиб еще раньше, в феврале 1968-го, став жертвой нелепой автомобильной аварии. У него остался сын Иван Марков (родился в 1958-м), живет в Минске. Младший сын Алексей стал журналистом, жил в Москве, ушел из жизни в 1993 году. У Алексея остались сын Александр, названный в честь брата, и дочь Елизавета, которой дали имя в честь бабушки.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх