На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Чего хотят попаданцы, или Парадоксы исторической памяти

Так называемая «попаданческая проза» — книги, фабула которых строится на перемещении человека («попаданца») из современной России в прошлое — сегодня занимает довольно заметное место на книжном рынке, а историческая реконструкция, похоже, стала влиять на настоящее и будущее нашей страны. По просьбе N + 1 доцент кафедры политических и общественных коммуникаций Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы Николай Кульбака проанализировал корпус литературы, собранный в базе «Полная энциклопедия попаданцев в прошлое».

Как появились эти книги

Когда точно в России возник этот жанр — сказать сложно. Похоже, первые книги появились в 2004 году. Уже в 2006 году был зарегистрирован форум «В вихре времен», на котором объединились авторы и любители жанра. А в сентябре 2011 года создается первая «Энциклопедия попаданцев». С тех пор вышло 26 редакций энциклопедии.

И динамика числа произведений в них лучше всего отображает интерес к жанру. К сожалению, даже в архивах интернета не сохранилось информации о двух редакциях энциклопедии, пятой и шестой, но все остальные мне удалось обнаружить.

Фактически у жанра наблюдается экспоненциальный рост. Небольшое снижение в предпоследней 25-й редакции энциклопедии связано с тем, что оттуда вычистили книги, удаленные авторами или заброшенные на начальной стадии. Конечно, некоторые книги попали в справочник не сразу, но все равно по росту числа книг можно судить о динамике популярности жанра — она пока еще не думает падать. Примерно каждые три-четыре года число произведений удваивается. Думаю, что едва ли в российской литературе найдется жанр, сравнимый с попаданческой прозой по популярности. Интересно будет посмотреть, что изменится в следующей редакции энциклопедии попаданцев, которую, если авторы не снизят темп, можно ожидать к началу следующего года.

Кто их пишет

Прежде всего надо сказать, что подавляющее число авторов не являются профессиональными литераторами. И хотя некоторые из них добились известности, за пределами почитателей жанра их мало кто знает.  Отметим, что процентов десять авторов законспирированы настолько, что неизвестны ни их возраст, ни биография. Тем не менее, для 167 авторов возраст определить удалось. Во-первых, 99 процентов из них — это мужчины. А женщины выделяются на их фоне тем, что чаще всего отправляют своих героев и героинь в дореволюционные времена. Видимо, романтики там больше.

Посмотрим теперь на распределение авторов по годам рождения.

Попаданческие книги пишут люди всех возрастов, самый молодой, 1991 года рождения, легко может быть внуком самому старому, 1946 года рождения. Однако подавляющее число авторов родились с 1961 по 1973 год включительно.

Конечно, надо помнить, что людей старшего поколения существенно меньше. Поэтому разумно ввести поправку, учитывающую долю соответствующего возраста среди населения России. На графике ниже мы вводим такую поправку, учитывающую долю мужчин соответствующего возраста в стране на 2020 год.

Мы видим здесь выравнивание доли старшего поколения авторов, однако пики остаются прежними — 1961 и 1973 годы. Также хорошо видно, что среди писателей, родившихся после 1978 года, интерес к попаданческой литературе резко падает. Итак, не считая старшего советского поколения, пики авторства в этом жанре приходятся на 1963, 1971-73 и 1978 годы.

Попробуем предложить гипотезы, почему это так.

Родившимся в 1963 в 1991 году было 28 лет. Они уже лет пять как закончили институт, впереди открывалась карьера, военная или гражданская. Но кризис 1991 года всех карьерных перспектив их лишил. Это было то поколение, от представителей которого работодатели избавлялись очень быстро. Опыта у них было мало, ресурсов накопленных и авторитета тоже. Многим пришлось сменить профессию, пройти через горнило становления рыночных реформ.

Рожденные в 1971-73 годах только успели поступить в вуз и немедленно (и неожиданно) выяснил, что избранная им профессия же не даст ему никаких возможностей. Поэтому кто-то сменил специальность, кто-то остался в профессии, но отпечаток слома будущего лег на них на всех тоже.

Ну и последний пик — 1978 год. Пожалуй, это последнее поколение, заставшее в разумном подростковом возрасте Советский Союз. Для них СССР — это последний вздох счастливого детства, закончившегося вместе с развалом страны. Их родители — первое послевоенное поколение, в 1991 году вмиг оказавшееся ненужным. И дети, видимо, это почувствовали очень сильно. Впрочем, без серьезных глубинных интервью и серьезного анализа биографий авторов это только предположения, а до того слишком серьезно к ним относиться не стоит.

Куда они попадают

В качестве объекта настоящего исследования была взята выборка из 1371 книги, чьи герои попадают в исторический временной интервал с 8 по 2020 годы. Понятно, что есть периоды, куда авторам попаданческих романов не интересно отправлять своих героев. Участки истории, куда еще не ступала нога попаданца, могут в некоторых случаях достигать масштаба пары столетий. Но лучше всего это посмотреть на графике. Здесь по горизонтали отложены годы, в которые попаданцы отправлены по прихоти авторов, а по вертикали — интервал в годах между «соседними» попаданцами. Например, имеется герой, попавший в 425 год. Следом за ним идет попаданец в 349 год, интервал между ними 76 лет. Для наглядности используем логарифмическую шкалу.

Очень четко можно выделить три периода «попаданчества»:

  1. 8–880 годы — случайные попадания, связанные либо с пристрастиями авторов, либо с какими-то историческими событиями.
  2. 880–1500 годы — Киевская Русь, потихоньку становящаяся Московией.
  3. 1500+ — он наиболее густо засеян попаданцами. Скорее всего потому, что он более изучен, ближе к нам по технологиям, и там проще применять знания начала XXI века.

Еще интереснее график, показывающий частоту попадания по годам. Здесь с фантастическим отрывом лидирует Великая Отечественная война. Даже с учетом того, что эти книги по-хорошему надо разделить на четыре военных года, рядом с этим всплеском ни один период истории даже близко не стоял.

Если по этом данным построить линию тренда, то получится линия интереса к истории. Она убывает с каждым годом погружения в прошлое, и хотя скорость этого не слишком высока, каждые 300 лет интерес к происходившим в то время событиям падает в два раза. Скажем, условный 1930-й год в два раза более интересен авторам попаданческих книг, чем 1630-й. Это хорошо видно на следующем графике.

Где воюют

Российская империя, Советский Союз и Российская Федерация вели множество войн — однако интерес к ним в стане попаданческих литераторов сильно разнится. Вот как часто разные войны упоминаются в их книгах. В таблице ниже — список войн и число книг, посвященных этому периоду.

Годы Война Число книг Число книг в расчете на 1 год войны Примечание
1994–96, 1999–2009 Первая и вторая чеченские войны 17 1,4 Практически никакого упоминания. Число книг даже ниже фона. Хотя на протяжении всей истории есть отдельные герои, погибающие в Чечне и попадающие в другое время.
1979–89 Афганская война 57 5,7 Упоминаний практически нет. Военные действия описываются косвенно. Попаданцев на саму войну нет вообще. Есть погибшие на ней, попадающие в прошлое. Большинство книг этого периода описывает детство попаданцев.
1941–45 Великая Отечественная война 256 64 В действительности таких книг намного больше, так как есть герои, которые попали в прошлое на несколько лет раньше, иногда даже во время Первой мировой войны и потом помогали выстоять в 1941 году.
1918–22 Гражданская война 25 6,25 Точно так же, как и в период Великой Отечественной, есть герои, попадающие раньше и меняющие потом ход Гражданской войны. Но таких сравнительно немного.
1917 Революция 21 21 Революционный пик очень высок, но все равно в несколько раз меньше, чем пик Великой Отечественной.
1914–18 Первая мировая война 56 14 Здесь цифры смешиваются с революцией и гражданской войной. Чисто Первой мировой войне, похоже, посвящено не так много книг.
1904–05 Русско-японская война 33 33 Второе место по частоте попаданцев после Великой Отечественной. Такое ощущение, что для многих авторов проигрыш в этой войне был тем событием, с которого «все пошло не так».
1877–78 Русско-турецкая война 4 4 Конечно, над фоном этот пик немного возвышается, но, в целом, эта война авторам малоинтересна.
1855–56 Крымская война, оборона Севастополя 5 5 Безусловно, есть книги, где Крымская война — один из эпизодов, но большого интереса к ней нет.
1812 Отечественная война 10 5 Здесь, как и со всеми другими войнами, трудно отделить тех, кто просто попал в это время, от попаданцев, сознательно меняющих результаты войны. Но в целом таких книг не очень много.
1700–21 Северная война со Швецией 13 0,6 Вообще не отличается от фона.
1609–18 Русско-польская война. Смутное время 11 1,2 Очень небольшое увеличение, совсем малозаметное.
1237–41 Нашествие Орды и Ливонского ордена 22 5,5 По сравнению с фоном заметный всплеск. Однако попаданцев, желающих спасти Русь от нашествия, не так уж много.

Итак, что касается войн, то наибольший интерес попаданцев привлекают конфликты XX века. При этом, похоже, есть тенденция, связанная с войнами, которые считаются какими-то «не совсем хорошими». Сюда относятся конфликт с Украиной, Чеченские и Афганская войны. Сами они альтернативного сценария не получают, но зато среди героев-попаданцев немало тех, кто погибает там — и попадает на «справедливую» Великую Отечественную и другие войны, требующие «починки».

С кем воюют

Попаданцы, меняющие карту мира и поднимающие на новых для них землях флаг России, сражаются с представителями других стран и народов. Понятно, что упоминание национальностей и стран само по себе малоинформативно без контекста и присутствующей в тексте оценки. Однако и частота упоминания сама по себе позволяет оценить направленность внимания авторов книг.

Под эту задачу мне удалось проанализировать тексты книг из 11-го издания энциклопедии.

В первой таблице упоминаются национальности и народы с указанием частоты упоминания.

Народ/страна Доля книг с упоминанием
Русские 59,9%
Немцы 48,4%
Англичане 39,2%
Британцы 15,0%
Французы 34,4%
Американцы 30,3%
Турки 25,8%
Поляки 25,7%
Японцы 21,3%
Татары 19,7%
Арабы 17,8%
Шведы 16,9%
Евреи 16,0%
Варяги 6,7%
Венгры 6,3%
Литовцы 6,1%
Украинцы 5,2%
Грузины 4,8%
Чеченцы 2,9%
Эстонцы 2,6%
Бельгийцы 2,5%
Беларусы 2,2%
Афганцы 0,7%

Во второй таблице дополнительно указана частота упоминания стран.

Страна Доля книг с упоминанием
Россия 41,0%
Франция 31,5%
Англия 29,3%
Британия 12,7%
Германия 27,6%
Польша 18,4%
США 28,3%
Америка 18,2%
Япония 15,5%
Швеция 10,5%
Турция 10,1%
Венгрия 8,9%
Украина 8,7%
Литва 7,6%
Афганистан 6,0%
Бельгия 5,1%
Беларусь 3,9%
Грузия 2,8%
Чечня 2,5%
Эстония 2,2%

Понятно, что англичане и британцы — это одна нация, но поскольку мы считали тексты, где это слово встречается, то долю книг с упоминанием слова «англичане» нельзя просто прибавить к доле книг, где встречаются «британцы». Часто это одни и те же книги.

Общий вывод по этим двум таблицам, который можно сделать, состоит в том, что страны-противники в прошедших войнах и страны — «идейные противники» — это не одно и то же. Лидерство США и Англии, скорее, говорит о том, что в большинстве книг именно их называют реальными противниками, вне зависимости, с кем реально идет война. 

Другие авторы?

В энциклопедии попаданцев составители старались добавлять и иностранных авторов, но их туда попало очень мало. Тем не менее, такие книги есть. Правда, уклон у них совсем другой. Среди них много детских книг и любовных романов, что не удивительно. Кстати, можно вспомнить здесь и Марка Твена с его прекрасной и смешной книгой «Янки при дворе короля Артура».

Однако, есть и книги, ставшие событиями в литературе. Приведу лишь две книги, серьезно поднявшие планку этого жанра. Это книга американского фантаста Лайона Спрэга де Кампа «Да не опустится тьма!», написанная в 1939 году, и роман Стивена Фрая «Как творить историю», вышедшая в 1996 году.

В первой из них историк-медиевист попадает в Рим 535 года, во времена захвата его остготами. Он спасает остатки римской империи от разгрома византийцами и фактически останавливает приход Темных веков, когда развитая цивилизация в Западной Европе была фактически разрушена. Кстати, в отечественной попаданческой литературе это как раз один из пустых периодов, совсем не интересный отечественным авторам. Интересно, что герой этот не случайно попал в Рим прямо из фашистской Италии. Автор книги своими глазами видел, как сгущается тьма в современной ему Европе и выразил это своим художественным сюжетом.

Вторая книга посвящена попытке убить Гитлера, точнее, не дать ему родиться. Попытка оказывается успешной, но на место Гитлера приходит тиран, значительно более вменяемый и решительный.

Так что можно признать, что нынешняя популярность этого жанра не распространяется на другие страны.

Эпилог

Жанр попаданческой литературы возник очень давно. Но с недавних пор он каким-то немыслимым образом лег на историю событий в Российский империи/СССР/России в XX веке. Сломы судеб и ресентимент, потеря жизненных ориентиров и невозможность выбраться из нищеты — и появление исторических сказок, в которых «добро» побеждает «зло». Правда, добро оказалось с кулаками, а врагом, от которого пришлось защищаться, стал почти весь развитый мир.

P.S. Недавно проект «Хотят ли русские войны» опубликовал данные телефонного опроса, проведенного в 20-х числах сентября. Среди прочего, у респондентов спрашивали, готовы ли они сами отправиться на фронт. Если наложить годы рождения группы, выразившей наибольшую готовность к этому, на годы рождения авторов книг про попаданцев, получится такая картина:

Adblock test (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх