На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Зигзаги жизни Марии Пуаре: клиника для душевнобольных, актриса, вышла за графа, в 51 год изображала беременность

Актриса Мария Пуаре была известна как автор и исполнитель романсов, ввела в России моду на лебедей, а еще она «прославилась» благодаря судебному процессу. Первый муж отправил с лечебницу для душевнобольных, а второй хотел спровадить на каторгу.

Мария Пуаре родилась в 1863-м году в Москве, ее матушка – дочь суконного фабриканта, а отец – француз, спортсмен Яков Пуаре, преподавал гимнастику и фехтование, к нему на занятия ходил молодой и неуверенный в себе Лев Толстой.

От него Марии и досталась звучная французская фамилия. Однако на сцене она взяла себе псевдоним попроще: Марусина. Но это случится позже. Родителей лишилась в детстве, жила у дяди. И очень рано выскочила замуж: в 16 лет за некоего инженера Свешникова, который был старше Марии «всего» на 30 лет.

Зигзаги жизни Марии Пуаре: клиника для душевнобольных, актриса, вышла за графа, в 51 год изображала беременность

Нелады в семье начались сразу же. Девочка после ухода из жизни матери стала писать стихи, увлеклась музыкой, театром, захотела стать актрисой, мужу эти хобби и желание не нравились. Простым битьем посуды ссоры в доме Свешниковых не закончились: Мария оказалась в лечебнице для душевнобольных.

Просто так из подобных заведений выйти не получится. Нужен кто-то извне, кто будет доказывать, что пациентом все в порядке. Родителей нет, старший брат в 1877 году эмигрировал во Францию, 5 других братьев и сестер младшую недолюбливали.

«Вытаскивал» Марию из дома скорби известный режиссер, антрепренер Михаил Лентовский, владелец увеселительного сада «Кинь грусть», что располагался в 1870-е годы в Новой Деревне, под Петербургом.

Как познакомились Мария и Михаил – неясно. Вероятно, что через младшую сестру Лентовского, Анну, с которой мадам Свешникова дружила.

Лентовский считал, что у нее цыганский характер: уж очень полуфранцуженка любила свободу и образ жизни, который характеризуется эпитетом «кочевой».

В 1880 году началась артистическая карьера Марии Марусиной (такой псевдоним взяла себе урожденная Пуаре). 10 лет она выступала на сценах, причем ей доставались роли мужчин.

Мария в мужской роли.

Мария в мужской роли.

Пела и романсы, цыганские в том числе. Через 10 лет перешла работать в Александринку. А в 1898 году – в Малый.

А вот отношения с Михаилом Лентовским дружескими быстро перестали, Мария и Михаил – ярчайшая пара Москвы тех лет. Дух авантюризма был склонен обоим. Левантовский был отправлен в тюрьму за то, что побил какого-то князя.

Чтобы скрасить его пребывание, Мария переодевалась в уличную певицу, а старый друг Лентовского – в шарманщика. Они становились под окна тюрьмы, и театральная звезда пела. После обходили собравшуюся вокруг них публику со шляпой, а потом полученные деньги отдавали бедным.

Об этой шалости судачила Москва.

Потом Мария Пуаре стала владелицей собственного театра в саду «Аквариум», сейчас это сад театра Моссовета. Стихи она и так с 8 лет писала, а в 1880-е стала печататься. Для собственного театра она и романс написала «Лебединая песня», ставший быстро популярным.

Граммофоны с пластинками имелись во многих домах. А «Лебединая песня» стала, выражаясь современным языком, хитом. Поклонники стали заваливать певицу фигурками лебедей из серебра, золота, фарфора и хрусталя. Если встретите упоминание о веерах с лебедями или подлокотниках кресел в виде шеи этой птицы, то знайте: «виновата» в моде Мария Пуаре.

Зигзаги жизни Марии Пуаре: клиника для душевнобольных, актриса, вышла за графа, в 51 год изображала беременность

Мамой Мария Пуаре стала один раз, в 1898 году появилась дочь Татьяна. Отцом был, разумеется, не Свешников, хотя он был «записан» таковым при крещении, которое состоялось в имении князя Долгорукова. Поэтому имя князя Павла Дмитриевича Долгорукова называют как одно из возможных: Мария жила хозяйкой в его подмосковном имении, принимали гостей как пара, вместе путешествовали. Так что без сплетен и слухов жизнь Марии Пуаре не обошлась.

Открытка начала XX века. Князь был заметной фигурой.

Открытка начала XX века. Князь был заметной фигурой.

Обычно актрисы во время боевых действий дают благотворительные концерты, ездят на передовую, помогают в госпитале. С началом русско-японской войны мать-одиночка Мария Пуаре поступила иначе: отправилась в Порт-Артур… корреспондентом газеты. Хотя и концерты давала перед военными тоже.

В 1913 году Павел Свешников ушел к праотцам. И тогда Мария Яковлевна вышла замуж, но не за князя Долгорукова, а за его кузена, графа Алексея Орлова-Давыдова, чьей возлюбленной была уже много лет.

Князь Алексей Орлов-Давыдов, потомок одного из 5 братьев Орловых, богатейший человек России.

Князь Алексей Орлов-Давыдов, потомок одного из 5 братьев Орловых, богатейший человек России.

Женился не просто так. В моде были сеансы спиритизма, Мария организовала их так, что постепенно до Алексея Анатольевича «дошло», с кем ему предначертано быть, кто подарит ему наследника.

Ради Марии граф, крупнейший землевладелец России (100 тысяч десятин в нескольких губерниях), развелся с женой – одной из красивых дам Петербурга. У супругов был сын, но мальчик серьезно болел…

На что рассчитывал доверчивый землевладелец – неясно. Марии 51 год, она старше мужа на 8 лет, но от князя это скрывает. До инноваций а-ля «Алла Пугачева – мама двойняшек» или «Филипп Киркоров стал отцом» еще почти век.

В январе 1914 года без шума венчаются богатейший дворянин России, потомок одного из братьев Орловых, и внучка француза, оставшегося в России после 1812 года.

Граф по делам службы часто уезжал, беременность сымитировать актрисе с 35-летним стажем было легко (играла же она мужчин на сцене!), а после возращения супруг увидел уже «родившую» графиню Марию и сына, названного родовым именем Алексей.

Все были счастливы: кухарка, получившая деньги за ребенка, акушерка за не существовавшие роды, прислуга за молчание, а также граф и графиня Орловы-Давыдовы.

Но… как часто бывает в мелодрамах, счастливого графа «просветили». Мария поругалась с камердинером мужа Карлом Лапсом, и тот не смолчал.

Шла Первая мировая, а в России в 1916 году начался судебный процесс. Если первый муж отправил Марию в больницу, то второй – под суд, требуя для «авантюристки, выскочки, пожелавшей пролезть в высшее общество» каторги (это слова графа на суде).

В женской тюрьме Мария Орлова-Давыдова пишет стихи, которые публикуются в апреле 1916 года.

К славе актрисы, исполнительницы цыганских романсов, корреспондента и владелицы театра прибавилась и уголовная: за процессом следила вся империя. А в зале суда публика стояла в проходах и сидела на подоконниках. Мест 150, а желающих присутствовать 3 тысячи. Процесс начался 16 сентября 1916 года и длился 8 дней.

Обвинения против Марии – серьезные. Граф (наивный!) сам давал показания против жены. Но суд Марию оправдал, хотя и признал, что подмена ребенка имела место. Младенец вернулся к биологической матери-кухарке, а Мария осталась законной женой графа Орлова-Давыдова.

Как это могло случиться? Ведь преступление на лицо и было доказано?

В те годы суды часто оправдывали женщин, если они были красивы и много страдали. Адвокат Марии смекнул это, его речь в суде представляла его подзащитную именно много страдающей; женщиной, жаждущей любви и материнского счастья. Даже ребенка подменила, чтобы почувствовать радость материнства (хотя Татьяна Свешникова была жива и здорова, но о ней адвокат предпочел промолчать).

В зале рыдали, певица Надежда Плевицкая заявила, что Пуаре ведет себя с достоинством, а вот граф…

Речь самой подсудимой такая:

«Мое печальное детство наложило на меня тяжелую печать. Мое раннее замужество разочаровало меня… Вся моя жизнь была какой-то водоворот. В ней были и увлечения, и сердечные разочарования. Но я не находила руки, на которую могла бы опереться. Роскошной жизни у меня не было. Да это мне и не нужно. Я жила изящно, может быть, потому что во мне все же есть французская кровь. Я с гордостью могу сказать, что артистка Пуаре никогда на содержании не была. Моя личная жизнь кончена, моя мечта о семье и о счастье разбита. И что бы ни случилось, мне все равно. На скамью подсудимых меня посадил человек, которого я в последний раз полюбила, хотела спасти от его безрадостной и порочной жизни».

Присяжные совещались недолго…

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх