На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Перспективы использования пробиотиков для регуляции ЦНС при тревоге и стрессе

В течение своей жизни современный человек постоянно сталкивается с неудовлетворением своих насущных потребностей: в еде, сне, безопасности, в общении, самореализации и др. Препятствия на пути к реализации своих потребностей требуют постоянной адаптации, что приводит к стрессу.

Стресс представляет неспецифическую реакцию организма на физическое или психологическое воздействие, которое нарушает его гомеостаз и оказывает негативное влияние на здоровье, трудоспособность и качество жизни человека [1, 2]. В 2022 году Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представил результаты опроса россиян о стрессе и стрессовых привычках, согласно которым 57% респондентов эпизодически сталкиваются со стрессом, а 26% испытывают его несколько раз в месяц [3]. Всемирная организация здравоохранения относит стресс к главным заболеваниям, угрожающим здоровью человека в XXI веке.

Тревога является первой психологической реакцией на стресс, а длительная ее персистенция при хроническом стрессе часто становится причиной психических нарушений, включая депрессию [4]. Во всем мире депрессией страдают более 300 миллионов человек, а количество смертей от суицида достигает 800 тыс. в год [5]. Острый или хронический стресс оказывает выраженное негативное влияние на физическое, психическое и эмоциональное здоровье, поэтому правильный выбор мероприятий по его профилактике и своевременной коррекции является актуальным вопросом на сегодняшней повестке. В качестве оптимальной стратегии на данный момент рассматривается сочетание немедикаментозного воздействия, которое включает обучение навыкам стрессоустойчивости, правильного реагирования и экстренной самопомощи, с фармакологической поддержкой [2].

Недавние исследования продемонстрировали способность микроорганизмов и метаболитов сложной кишечной микробиоты воздействовать на нервную систему и функции мозга через нейроиммунные и нейроэндокринные пути. Данная взаимосвязь подтверждается существенными различиями в микробном разнообразии и таксономическом составе у пациентов в состоянии стресса и без [6, 7]. Гипотеза о том, что изменения кишечной микрофлоры нарушают химию мозга [8], заставляет экспертов разных стран искать применение пробиотиков для защиты от стресса и улучшения психоэмоционального состояния пациентов при тревожно-депрессивных расстройствах.

Результаты выполненных работ подтвердили влияние Lactobacillus plantarum на снижение уровня тревоги, улучшение когнитивных функций и нормализацию биохимических показателей стресса [3, 6], а также привели к созданию первого клинически подтвержденного психобиотика, предназначенного для поддержки ментального здоровья за счет снижения уровня тревоги и стресса.

Стресс: патофизиология и менеджмент

Стресс — это неспецифический ответ организма на угрожающие требования, приводящий к беспокойству, дискомфорту, эмоциональному напряжению и трудностям в адаптации [13]. Стресс является значимым фактором, способствующим развитию и прогрессированию хронических заболеваний: артериальной гипертензии, сахарного диабета, атеросклероза, ожирения, бронхиальной астмы, язвенной болезни двенадцатиперстной кишки и др. [14, 15].

Физиологические реакции на стресс включают активацию вегетативной нервной системы и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси, что приводит к повышению уровня катехоламинов и глюкокортикоидов в крови и тканях. Эти гормоны изменяют функции иммунных клеток: нарушается презентация антигена, перенос и пролиферация лейкоцитов, секреция антител и высвобождение цитокинов [3, 16]. Длительное воздействие глюкокортикоидов приводит к повышению резистентности глюкокортикоидных рецепторов, что снижает чувствительность иммунных клеток и нарушает подавление воспалительных реакций [3, 17].

Согласно современной стратегии, в основе профилактики острого и хронического стресса, а также тревоги и тревожно-депрессивных состояний лежит психосоциальное вмешательство, которое включает повышение уровня психологической осознанности, поведенческую и социальную коррекцию [2, 18]. В исследованиях было продемонстрировано, что управление стрессом, контролируемая физическая активность, релаксационная терапия, медитативные практики, методы когнитивно-поведенческой терапии, психотерапевтическое вмешательство, а также психологическое консультирование способствуют снижению показателей стресса и тревоги, повышению социальной поддержки и улучшению прогноза при соматической патологии, ассоциированной со стрессом [19, 20]. В число мер, обладающих значимым потенциалом в борьбе со стрессом и тревогой уверенно входит и восстановление нормальной микрофлоры кишечника.

Роль микробиоты в регуляции высшей нервной деятельности

Последние научные данные свидетельствуют о том, что симбиотическая микробиота пищеварительного тракта человека принимает активное участие в регуляции деятельности его нервной системы [21]. Более того, выдвинута достаточно серьезная гипотеза о том, что без микробиоты человек не смог бы достичь его текущего уровня когнитивных способностей [22].

На данный момент известно, что различные микробные метаболиты – короткоцепочечные жирные кислоты (КЦЖК), биогенные амины, пептиды, нейроактивные аминокислоты, способны модифицировать функции нервной системы через метаболические, эпигенетические и нейроэндокринные механизмы. В частности, биогенные амины, включающие катехоламины, серотонин, гистамин, ацетилхолин и некоторые другие низкомолекулярные соединения, обладают широким спектром гормональных и/или нейромедиаторных функций в организме человека [21, 23]. Например, серотонергическая система головного мозга, отвечающая за аспекты эмоционального поведения, не может развиваться в полной мере при отсутствии микробиоты [24].

Роль симбиотической микробиоты в метаболических, протективных, трофических процессах, прямо связанных с функционированием нервной системы и в особенности мозга, была убедительно показана на моделях безмикробных (стерильных, GF) животных.

  • В мозгу у GF-мышей были снижены уровни мозгового нейротрофического фактора, стимулирующего рост и дифференциацию нейронов, а таже формирование синапсов между нейронами [25]. У животных без микробиоты была снижена плотность нервной сети, уменьшено число нейронов, приходящихся на один ганглий [26].
  • Безмикробные мыши демонстрировали усиленный поведенческий ответ на стресс [27]. У них был выявлен аномально высокий уровень адренокортикотропного гормона (АКТГ) и кортикостерона в крови, и в то же время снижены сывороточные концентрации дофамина, гамма-аминомасляной кислоты, серотонина [25]; в гиппокампе мозга у них была повышена активность генов, участвующих в синтезе рецепторов к глюкокортикоидам [28].
  • У GF-мышей были также нарушены когнитивные функции, и особенно, рабочая память [27].
  • У безмикробных мышей было нарушено социальное поведение: они не пытались вступать в контакт со знакомыми или с новыми конспецификами. Примечательно, что ранняя (по возрасту особи) колонизация микробиотой ЖКТ безмикробных мышей приближала их социальное поведение к норме [29].

Таким образом, массив полученных данных позволил установить значение микробиоты ЖКТ для развития адекватного социального поведения, когнитивных функций и стрессоустойчивости организма хозяина.

Ось микробиота-кишечник-мозг

Возрастающее понимание роли микробиоты ЖКТ для здоровья и психики человека привело к расширению известного термина «ось кишечник-мозг» до «ось микробиота-кишечник-мозг» [10-12]. Ось микробиота-кишечник-мозг включает в себя всю кишечную микробиоту, энтеральную, парасимпатическую, симпатическую и центральную нервную систему в их функциональном взаимодействии с эндокринной и иммунной системами, которое реализуется через гуморальные факторы – цитокины, нейропептиды и другие сигнальные молекулы [21].

В рамках концепции оси микробиота-кишечник-мозг, отношения между микробиотой и хозяином могут быть описаны в терминах кооперации как объединения двух или более особей ради выполнения той или иной задачи. Человек предоставляет жизненное пространство и пищу для микробиоты, в то время как микробиота воздействует на развитие и функционирование хозяина [30]. Закономерно, что взаимодействие между звеньями в оси микробиота-кишечник-мозг носит двунаправленный характер [10-12, 21]. Микробиота воздействует на различные аспекты функционирования нервной системы и особенно головного мозга, например, на активность микроглии, проницаемость гематоэнцефалического барьера, нейрогенез, синтез и выделение нейротрансмиттеров и др. Нервная система, в свою очередь, воздействует на микробиоту. Например, известно, что мозговой инсульт влечет за собой значимое изменение состава кишечной микробиоты [31].

На состав кишечной микробиоты влияет также ряд других факторов, таких как окружающая среда, диета, образ жизни, дисфункции кишечника, воспалительные и метаболические заболевания [6, 32]. Вне зависимости от причины дисбактериоза, дисбаланс кишечной микрофлоры запускает каскад патологических изменений [33, 34]:

  1. Нарушение кишечного барьера. Дисбактериоз приводит к нарушению кишечного барьера и повышает проницаемость кишечного эпителия, что может привести к транслокации бактерий их токсинов и метаболитов в кровь.
  2. Нарушение иммунной системы. Дисбактериоз, влияя ни иммунную систему кишечника приводит к выбросу воспалительных цитокинов, которые регулируют работу ЦНС через систему блуждающего нерва и другие пути.
  3. Нарушение синтеза метаболитов. При кишечном дисбиозе нарушается синтез веществ, таких как витаминов, кофакторов синтеза нейромедиаторов и самих нейромедиаторов, играющих важную защитную роль для мозга.

Таким образом, предполагается, что модуляция кишечной микробиоты имеет решающее значение как для соматического, так и для психического здоровья. Использование пробиотиков может оказывать влияние на ось кишечник-мозг, снижать уровень кортизола в крови, активировать синтез нейромедиаторов, тем самым, уменьшая проявления стресса [3, 6, 33, 34].

Потенциал применения пробиотиков при стрессе

Пробиотики — это живые микроорганизмы, которые при введении в адекватных количествах приносят пользу здоровью хозяина [35]. Выделяют два основных механизма действия пробиотиков для коррекции нарушенной структуры микробиоты [36]. Они заполняют микроорганизмами вновь образовавшиеся функциональные ниши, не занятые эндогенной микробиотой, конкурируя за питательные вещества, рецепторные структуры, место обитания с патогенными и условно-патогенными микроорганизмами, не характерными для данного локуса.

В то же время пробиотики оказывают прямое антагонистическое действие, снижая инвазивные свойства патогенов и подавляя их дальнейшее развитие путем продукции бактериоцинов, органических кислот, активных форм кислорода и т.д. [37]. Сочетание данных механизмов позволяет пробиотикам не допустить колонизации патогенной и атипичной условно-патогенной флорой, что способствует восстановлению нормальной структуры микробиоты.

Lactobacillus являются естественными обитателями кишечной микробиоты человека, обладают высокой устойчивостью к защитным факторам верхних отделов желудочно-кишечного тракта (соляная кислота, желчь), способны к сильной адгезии к эпителию кишечника и его продолжительной колонизации [36]. Данная группа микроорганизмов проявляет антимикробную активность против возбудителей острых кишечных и иных инфекций, оказывает благоприятное действие на метаболизм, обладая гипохолестеринемическим эффектом и участвуя в синтезе биологических активных веществ, а также модулирует функцию иммунной системы человека [38].

Различные виды лактобацилл были исследованы на предмет оказания действия на ось микробиота-кишечник-мозг. Lactobacillus rhamnosus уменьшало тревожное и депрессивное поведение у мышей [39]. У людей молочный напиток, содержащий Lactobacillus casei Shirota, улучшал показатели настроения по сравнению с группой плацебо через 3 недели [40]. В другой работе введение Lactobacillus casei Shirota в течение 2 месяцев улучшало симптомы тревоги у пациентов с синдромом хронической усталости, частым сопутствующим заболеванием при тревожных расстройствах [41]. Убедительные результаты получили и работы, проведенные с Lactobacillus plantarum DR7 [3, 6].

Доказательства эффективности Lactobacillus plantarum DR7 у пациентов в состоянии стресса

В 12-недельное исследование по изучению эффективности Lactobacillus plantarum DR7 на проявления стресса и тревоги [3] были включены 111 взрослых в состоянии стресса среднего уровня (согласно опроснику PSS-10). Участники были рандомизированы в две группы: пробиотика (Lactobacillus plantarum DR7 1×10 9 КОЕ/день) и плацебо. Сравнение показателей обеих групп продемонстрировало, что применение Lactobacillus plantarum DR7 улучшало психологические показатели, когнитивные функции и память у взрослых, испытывающих стресс.

  • Применение DR7 уменьшало симптомы стресса (P=0,024), тревоги (P=0,001) и общие психологические показатели (P=0,022) уже через 8 недель.
  • В основной группе наблюдалось снижение уровня кортизола и провоспалительных цитокинов (интерферона-γ и трансформирующего фактора роста-α) в плазме крови.
  • Одновременно отмечалось повышение уровня противовоспалительных цитокинов (интерлейкин 10) (P<0,05).
  • Применение DR7 сопровождалось улучшением когнитивных функций и памяти – основного внимания, эмоционального познания и ассоциированного обучения (P<0,05).

Таким образом, введение Lactobacillus plantarum DR7 на протяжении 12 недель уменьшало стресс и тревогу по сравнению с группой плацебо, что было ассоциировано с усилением серотонинового и стабилизацией дофаминового пути [3].

Примечательно, что данное рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование было предпринято в Малайзии в 2017 году, когда страна столкнулась с последствиями масштабного наводнения [10]. Наводнения вызвали сильный стресс у населения, что обострило необходимость поиска методов профилактики и коррекции стресса и тревоги. Авторы исследования акцентировали внимание на психических и соматических проявлениях стресса. Известно, что дисфункции ЖКТ, такие как изжога, тошнота, рвота, нарушения дефекации, боли в животе, имеют тенденцию усиливаться на фоне негативных эмоций, и авторская группа посвятила отдельную работу [6] анализу воздействия Lactobacillus plantarum DR7 на функциональное и микробиологическое состояние ЖКТ у взрослых в состоянии стресса.

Анализ показателей в группах Lactobacillus plantarum DR7 и плацебо выявил, что у участников первой группы:

  • наблюдалось уменьшение количества дефекаций, выраженности и продолжительности прямых и косвенных желудочно-кишечных симптомов, ассоциированных со стрессом, по сравнению с группой плацебо, начиная уже с 4-й недели терапии;
  • поддерживалось разнообразие микробиоты кишечника в условиях стресса, в отличии от группы плацебо;
  • отмечалось снижение уровня стресса и кортизола крови.

Исследование убедительно продемонстрировало корреляцию состава микробиоты и генов нейротрансмиттеров головного мозга (серотонина и дофамина) [6].

Бифистим Антистресс – пробиотик для защиты от стресса

На данный момент в РФ доступен только один пробиотик, содержащий Lactobacillus plantarum DR7, – Бифистим Антистресс. Препарат представляет собой пробиотик 5-го поколения, современный специализированный продукт адресного воздействия на микробиоту кишечника, который способен модулировать ось «микробиота-кишечник-мозг» и улучшать психическое состояние у пациентов с тревогой и стрессом.

Первый клинически подтвержденный психобиотик Бифистим Антистресс содержит Lactobacillus plantarum DR7, оксид магния и пиридоксина гидрохлорид. Lactobacillus plantarum (DR7) способствуют росту бактериальных сообществ, которые связаны с психическим здоровьем, одновременно подавляя рост патогенных бактерий, уменьшают выработку кортизола и выраженность симптомов стресса и тревоги, а также влияют на синтез серотонина и дофамина и способствуют улучшению когнитивных функций и памяти [3, 6]. Магний и витамин В6 усиливают антистрессовый эффект, тормозят процессы возбуждения в ЦНС и снижают чувствительность организма к внешним воздействиям [42]. Таким образом, Бифистим Антистресс оказывает комплексный эффект и улучшает высшие нервные функции через влияние на ось микробиота-кишечник-мозг.

Рекомендуемый способ применения Бифистим Антистресс: взрослым по 1 капсуле в день во время еды. Продолжительность приема – 1 месяц.

Заключение

Открытие влияния микробиоты кишечника на ЦНС и механизмов функционирования оси «микробиота-кишечник-мозг» привело к разработке нового класса пробиотиков – психобиотиков для адъювантной или профилактической терапии психологических расстройств. Ряд серьезных клинических исследований позволил подтвердить, что модуляция микробиоты кишечника способна регулировать нейромедиаторные связи с головным мозгом и способствует снижению влияния стресса на организм и улучшению психоэмоционального состояния. Психобиотик Бифистим Антистресс – комплекс уникального пробиотика Lactobacillus plantarum DR7, магния и витамина В6, который обеспечивает поддержку нервной системы, корректируя уровень дофамина, серотонина, кортизола, про- и противовоспалительных цитокинов, и имеет доказанную эффективность и безопасность в решении проблемы стресса и тревоги, улучшении когнитивных функций и психоэмоционального состояния пациентов.

Список используемой литературы

  1. Александровский Ю.А., Незнанов Н.Г. (ред.). Психиатрия. Национальное руководство. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2020. 1008 с.
  2. Шишкова В.Н. ПРОСТЫЕ И ЭФФЕКТИВНЫЕ РЕШЕНИЯ В КОРРЕКЦИИ ТРЕВОГИ И СТРЕССА // МС. 2023. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/prostye-i-effektivnye-resheniya-v-korrektsii-trevogi-i-stressa (дата обращения: 11.08.2023).
  3. Ведомости, 18.11.2013 https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/stress-i-kak-s-nim-borotsja доступна на 21.08.2023
  4. Chong H. X. et al. Lactobacillus plantarum DR7 alleviates stress and anxiety in adults: a randomised, double-blind, placebo-controlled study // Benef Microbes. 2019; 10: 355–373.69.
  5. World Health Organization (WHO), 2018. Depression. Available at: https://www.who.int/news-room/fact-sheets/detail/depression
  6. Liu G., Chong H.X., Chung F.Y.L., Li Y., Liong M.T. Lactobacillus plantarum DR7 modulated bowel movement and gut microbiota associated with dopamine and serotonin pathways in stressed adults // Int J Mol Sci. 2020; 21: 1–16.
  7. Huang, T.-T.; Lai, J.-B.; Du, Y.-L.; Xu, Y.; Ruan, L.-M.; Hu, S.-H. Current Understanding of Gut Microbiota in Mood Disorders: An Update of Human Studies. Front. Genet. 2019, 10, 98.
  8. Wenner M.; Going with his gut bacteria; Sci. Amer.; 2008; July: 90—92.
  9. Asano Y., Hiramoto T., Nishino R., Aiba Y., Kimura T., Yoshihara K., Kimura T., Yoshihara K., Koga Y., Sudo N.; Critical role of gut microbiota in the production of biologically active, free catecholamines in the gut lumen of mice; Amer. J. Physiol Gastrointest Liver Physiol.; 2012; 303: 1288-1295.
  10. Lyte M.; Microbial endocrinology and nutrition: A perspective on new mechanisms by which diet can influence gut-to brain-communication; Pharma Nutrition; 2013; 1; 35-39.
  11. Lyte M.; Microbial endocrinology in the microbiome-gut-brain axis: how bacterial production and utilization of neurochemicals influence behavior; Plos Pathogen.; 2013; 9(11); 1003726.
  12. Stilling R.M., Bordenstein S.R., Dinan T.G., Cryan J.F. Friends with social benefits: host-microbe interactions as a driver of brain evolution and development?; Front Cell Infect Microbiol; 2014; 4. doi: 10.3389/ fcimb.2014.00147.
  13. George, F., 2010. Stress science neuroendocrinology. Elsevier, Oxford, UK
  14. Шишкова В.Н., Адашева Т.В. Актуальность скрининга когнитивных и психоэмоциональных нарушений у пациентов с метаболическим синдромом и инсулинорезистентностью. Consilium Medicum. 2022;24(4):252-255. https://doi.org/10.26442/20751753.2022.4.201681.
  15. Шишкова В.Н. Ожирение в зеркале психоэмоциональных нарушений: фокус на фармакотерапию. Фармация и фармакология. 2022;10(1):19-30. https://doi.org/10.19163/2307-9266-2022-10-1-19-30.
  16. Dhabhar, F.S., Miller, A.H., McEwen, B.S. and Spencer, R.L., 1995. Effects of stress on immune cell distribution. Dynamics and hormonal mechanisms. Journal of Immunology 154: 5511-5527.
  17. Miller, G.E., Cohen, S. and Ritchey, A.K., 2002. Chronic psychological stress and the regulation of pro-inflammatory cytokines: a glucocorticoid-resistance model. Health Psychology 21: 531-541
  18. Kessing D., Denollet J., Widdershoven J., Kupper N. Psychological Determinants of Heart Failure Self-Care: Systematic Review and Meta-Analysis. Psychosom Med. 2016;78(4):412-431. https://doi.org/10.1097/ PSY.0000000000000270.
  19. Boehm J.K., Kubzansky L.D. The heart's content: the association between positive psychological well-being and cardiovascular health. Psychol Bull. 2012;138(4):655-691. https://doi.org/10.1037/a0027448.
  20. Orth-Gomér K., Schneiderman N., Wang H.X., Walldin C., Blom M., Jernberg T. Stress reduction prolongs life in women with coronary disease: the Stockholm Women's Intervention Trial for Coronary Heart Disease (SWITCHD). Circ Cardiovasc Qual Outcomes. 2009;2(1):25-32. https://doi.org/10.1161/CIRC0UTC0MES.108.812859.
  21. Олескин А.В. Взаимодействие симбиотической микробиоты желудочно-кишечного тракта с нервной системой организма-хозяина. Физическая и реабилитационная медицина, медицинская реабилитация № 2–2019: 90-100.
  22. Montiel-Castro A.J., Gonzalez-Cervantes R.M., Bravo-Ruiseco G., Pacheco-Lopez G.; The microbiota-gut-brain axis: neurobehavioral correlates, health and sociality; Frontiers in Integrative Neuroscience; 2013; 7. https://doi.org/10.3389/fnint.2013.00070
  23. Олескин А.В., Эль-Регистан Г.И., Шендеров Б.А.; Межмикробные химические взаимодействия и диалог микробиота-хозяин: роль нейромедиаторов; Микробиология; 2016; 85(1): 1 -24.
  24. Clarke G., Grenham S., Scully P., Fitzgerald P., Moloney R.D., Shanahan F., Dinan T.G., Cryan J.F.; The microbiota-gut-brain axis during early life regulates the hippocampal serotonin system in a sex-dependent manner; Molecular Psychiatry; 2013; 18: 888-673.
  25. Sudo N., Chida Y., Aiba Y., Sonoda J., Oyama N., Yu X. N., Kubo C., Koga Y.; Postnatal microbial colonization programs the hypothalamic-pituitary-adrenal system for stress response in mice; Journal of Physiology; 2004; 558: 263-275.
  26. Ивашкин В.Т., Ивашкин К.В.; Кишечный микробиом как фактор регуляции деятельности энтеральной и центральной нервной системы; Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии и колоректопроктологии; 2018; 27(5): 11-19.
  27. Dinan T.G., Stilling R.M., Stanton C., Cryan J.F.; Collective unconscious: how gut microbes shape human behavior; Journal of Psychiatric Research; 2015; 63: 1-9.
  28. Luo Y., Zeng B., Zeng L., Du X., Li B., Huo R., Liu L., Way H., Dong M., Pan J., Zheng P., Zhou C., Wei H., Xie P.; Gut microbiota regulates mouse behavior through glucocorticoid receptor pathway genes in the hippocampus; Translational Psychiatry; 2018; 8: 187.
  29. Desbonnet L., Clarke G., Shanahan F., Dinan T.G., Cryan J.F.; Microbiota is essential for social development in the mouse; Molecular Psychiatry; 2014; 19; 146-148.
  30. Liang S., Wu X., Jin F.; Gut-brain physiology: rethinking psychology from the microbiota-gut-brain axis; Frontiers in Integrative Neuroscience; 2018; 12: 1-24
  31. Westfall S., Lomis N., Kahouli I., Dia S.Y., Singh S.P., Prakash S.; Microbiome, probiotics and neurodegenerative diseases: deciphering the gut brain axis; Cellullar and Molecular Life Sciences; 2017; 74: 3769-3787.
  32. Bouter, K.E.; Van Raalte, D.H.; Groen, A.K.; Nieuwdorp, M. Role of the gut microbiome in the pathogenesis of obesity and obesity-related metabolic dysfunction. Gastroenterology 2017, 152, 1671–1678
  33. А. С. Благонравова Нарушения кишечной микробиоты при расстройствах аутистического спектра: новые горизонты в поиске патогенетических подходов к терапии. Часть 2. Ось кишечник–мозг в патогенезе расстройств аутистического спектра https://doi.org/10.36233/0372-9311-83
  34. Molina-Torres, G.; Rodriguez-Arrastia, M.; Roman, P.; Sanchez-Labraca, N.; Cardona, D. Stress and the gut microbiota-brain axis. Behav. Pharmacol. 2019, 30, 187–200.
  35. The International Scientific Association of Probiotics and Prebiotics (ISAPP) consensus statement on the definition and scope of postbiotics Nat Rev Gastroenterol Hepatol.2021; 18(9): 649–667.
  36. Соловей Н.В. Современная роль пробиотиков, содержащих лактобактерии,в терапии и профилактике инфекционных заболеваний у детей // Медицинские новости. 2018. №9 (288). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennaya-rol-probiotikov-soderzhaschih-laktobakterii-v-terapii-i-profilaktike-infektsionnyh-zabolevaniy-u-detey (дата обращения: 11.08.2023).
  37. Vandenplas Y, Huys G., Daube G. // Jornal De Pediatria. — 2015. — Vol.91, N1. — P.6-21.
  38. Galdeano, C.M. and Perdigón, G., 2004. Role of viability of probiotic strains in their persistence in the gut and in mucosal immune stimulation. Journal of Applied Microbiology 97: 673-681.
  39. Neufeld, K.A.M., Kang, N., Bienenstock, J. and Foster, J.A., 2011. Effects of intestinal microbiota on anxiety-like behavior. Communicative and Integrative Biology 4: 492-494
  40. Benton, D., Williams, C. and Brown, A., 2006. Impact of consuming a milk drink containing a probiotic on mood and cognition. European Journal of Clinical Nutrition 61: 355-361
  41. Rao, A.V., Bested, A.C., Beaulne, T.M., Katzman, M.A., Iorio, C., Berardi, J.M. and Logan, A.C., 2009. A randomized, double-blind, placebo-controlled pilot study of a probiotic in emotional symptoms of chronic fatigue syndrome. Gut Pathogens 1: 1-6.
  42. Кадыков А.С. «Магний глазами невролога» Журнал «Нервы», 2006, №1

Adblock test (Why?)

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх