На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Владимир
    Риск снижается, но все равно в итоге приводит к 100 % смертности.Инфаркт миокарда ...

Сапиенсы заселили неандертальскую Европу с третьей попытки

В 2022 году международная команда археологов под руководством Людовика Слимака из Тулузского университета сообщила о находке в пещере Мандрен в долине Роны зуба Homo sapiens возрастом около 54 тысяч лет. Зуб нашли в слое с орудиями загадочной неронской культуры, похожей на начальный верхний палеолит Ближнего Востока.

И выше, и ниже этого слоя в пещере Мандрен залегают типичные мустьерские слои с зубами и орудиями неандертальцев. Открытие показало, что создателями неронской культуры были сапиенсы — выходцы из Леванта, добравшиеся до Европы на целых 10 тысяч лет раньше, чем считалось до сих пор. В своей новой статье Слимак сравнивает древнейшие верхнепалеолитические и «переходные» (между средним и верхним палеолитом) европейские комплексы орудий с находками из местонахождения Кзар-Акил в Ливане, где в последовательных археологических слоях сохранилась летопись постепенного становления верхнепалеолитической культуры. По мнению Слимака, три ранние фазы развития верхнего палеолита в Кзар-Акиле в точности соответствуют трем европейским комплексам: неронскому, шательперонскому и протоориньякскому. На этом основании Слимак предлагает смелую гипотезу о трех волнах заселения Европы левантийскими сапиенсами. Первая, неронская, волна затронула только долину Роны и завершилась быстрым исчезновением пришельцев и возвращением неандертальцев на свои стоянки. Вторая волна, шательперонская, распространилась шире по территориям современных Франции и Испании, но не проникла в долину Роны, где неандертальцы на этот раз прочно удерживали свои позиции. Лишь с приходом третьей волны — протоориньякской — господству неандертальцев в Европе пришел конец, а у сапиенсов сложилось всеевропейско-ближневосточное культурное единство.

Археологические раскопки в пещере Мандрен (Mandrin Cave) начались в 1990 году, а широкую известность получили в феврале 2022 года, когда в журнале Science Advances появилась статья Людовика Слимака (Ludovic Slimak) из Тулузского университета и его коллег. В этой статье археологи привели сильные аргументы в пользу того, что около 54 000 лет назад группа сапиенсов с Ближнего Востока проникла в населенную неандертальцами долину Роны и какое-то (вероятно, очень непродолжительное) время там жила. После бесследного исчезновения пришельцев долина Роны снова была под контролем неандертальцев более 10 000 лет — вплоть до второго и уже окончательного пришествия сапиенсов около 43 000 лет назад (L. Slimak et al., 2022. Modern human incursion into Neanderthal territories 54,000 years ago at Mandrin, France). До сих пор это «второе пришествие» считалось первым, то есть думали, что до 45 000–43 000 лет назад сапиенсов в Европе не было.

На чем же основаны столь сенсационные выводы? Прежде всего на детальной стратиграфии пещерных отложений и надежных датировках. В пещере Мандрен на протяжении многих тысячелетий существовали исключительно благоприятные условия для захоронения археологических объектов. Пещера обращена широким входом на север. Ветер постоянно заносил туда песок и мелкую пыль, быстро и аккуратно захоранивая каменные орудия, а иногда и другие следы присутствия людей вроде костей со следами обработки и человеческих зубов.

В нижних, самых древних слоях G и F представлены два этапа развития мустьерской культуры неандертальцев. Они охватывают период от ~77 000 до ~55 000 лет назад. Выше находится самый интересный слой Е с загадочной неронской культурой (Neronian). Его возраст лежит в диапазоне 56 800–51 700 тысяч лет, скорее всего — около 54 000.

Неронская культура имеет мало общего с неандертальским мустье, но очень похожа на самый ранний этап развития верхнепалеолитической культуры Леванта — так называемый начальный верхний палеолит (Initial Upper Paleolithic, IUP). Неронская культура известна еще из нескольких точек в долине Роны, но больше нигде в Европе не встречается. Для нее характерны маленькие, плоские треугольные остроконечники. В отдельной статье, опубликованной в феврале 2023 года, Слимак и его коллеги Лор Мец (Laure Metz) и Джейсон Льюис (Jason Lewis) показали, что эти артефакты, скорее всего, являются наконечниками стрел (L. Metz et al., 2023. Bow-and-arrow, technology of the first modern humans in Europe 54,000 years ago at Mandrin, France). Лук и стрелы — это нечто неслыханное для неандертальцев!

Сразу над слоем E с неронской культурой в пещере Мандрен снова начинаются неандертальские слои с традиционными мустьерскими скрёблами и без всяких стрел (рис. 2).

Рис. 2. Верхнепалеолитические каменные орудия неронской культуры

В слоях D, C2, C1, B3 и B2, возраст которых лежит в диапазоне от 54 000 до 43 000 лет, успевает смениться еще пара вариантов мустьерской культуры. Наконец в слое B1 (43 000–42 000 лет) начинается протоориньяк — культура сапиенсов (см.: Палеогенетические данные подтвердили, что создателями протоориньякской культуры были люди современного типа, «Элементы», 27.04.2015). С этого времени сапиенсы становятся единовластными хозяевами Европы, а неандертальцы исчезают.

Неронская культура слоя Е сменяет мустьерскую культуру слоя F быстро и внезапно, так что ни о какой преемственности и постепенности не может быть и речи. Авторы показали это при помощи разработанного ими «микрохронологического» метода, основанного на анализе тонких слоев сажи, оседавших на крупицах породы на потолке пещеры. Время от времени эти закопченные крупицы падали и захоранивались в соответствующих археологических слоях. И неандертальцы, и сапиенсы, жившие в пещере Мандрен, жгли там костры, но не постоянно, а лишь в определенные сезоны. Из этого, кстати, следует, что они уже умели разводить огонь, а не только поддерживать его, как в романе Жозефа Рони-старшего «Борьба за огонь» и других классических произведениях этого жанра. В результате частицы породы обрастали тонкими слоями копоти, разделенными светлыми прослоями обычной пыли. Все эти слои различаются по толщине, что позволяет использовать их в микрохронологических целях точно так же, как в дендрохронологии используются годичные кольца древесины (см. S. Vandevelde et al., 2018. Sooted concretions: A new micro-chronological tool for high temporal resolution archaeology, доступен pdf полного текста статьи). При помощи этого метода авторы показали, что между исчезновением носителей мустьерской культуры из слоя F (неандертальцев) и появлением носителей неронской культуры слоя E (видимо, сапиенсов), скорее всего, не было вообще никакого временного промежутка. Вся «культурная революция» (ведь как-никак речь идет о переходе от среднего палеолита к верхнему) заняла от силы несколько лет, возможно — менее года.

Тем же методом было показано, что «неронцы» из слоя Е прожили в пещере Мандрен очень недолго — всего лет сорок, а потом исчезли.

Оставалось лишь доказать, что носителями неронской культуры в самом деле были сапиенсы. Сходство орудий с верхним палеолитом Леванта, признаки использования изделий в качестве наконечников стрел — всё это очень интересно, но недостаточно, чтобы развеять сомнения скептиков. Вдруг неронская культура — не древнейший след присутствия сапиенсов в Европе, а некий странный зигзаг культурной эволюции неандертальцев? И тут археологам повезло. В слое Е нашелся зуб (молочный моляр), тщательный анализ морфологии которого показал, что это точно зуб сапиенса. При этом в выше- и нижележащих слоях (G, F, D, C) нашлось целых восемь неандертальских зубов (шесть целых и два фрагмента). И хотя древнюю ДНК из зубов выделять пока не стали (в лошадиных зубах из Мандрена ДНК сохранилась очень плохо, поэтому драгоценный палеонтропологический материал решили пока не портить, высверливая пробы), результатов морфологического анализа зубов хватило для убедительной публикации.

Итак, исследование показало, что за 10 тысячелетий до массового прихода сапиенсов (положившего конец эпохе европейских неандертальцев) на юге Франции ненадолго появилась популяция сапиенсов, скорее всего, левантийских, знакомых с луком и стрелами. Возможно, они приплыли с востока на каких-то начально-верхнепалеолитических плавсредствах и поднялись немного вверх по Роне. Отсутствие временного зазора между неандертальцами из слоя F и сапиенсами из слоя E говорит о том, что они почти наверняка контактировали друг с другом. Спустя всего несколько десятилетий пришельцы бесследно исчезли. Что с ними стало — отличная тема для спекуляций. Мне лично вспомнились «Сага о гренландцах» и «Сага об Эйрике Рыжем», где в ярких красках описано, почему скандинавы в XI веке не прижились в Америке: во-первых, перегрызлись между собой, во-вторых, замучили местные аборигены — технически отсталые, но многочисленные.

После ухода неронцев в пещере снова поселились неандертальцы. Никаких признаков того, что они чему-то научились у ближневосточных гостей, не удалось обнаружить. Еще целых 10 000 лет обитатели долины Роны упрямо продолжали мастерить свои мустьерские скрёбла и рубила, не желая ничего знать о так называемом прогрессе и перенимать чуждые ценности.

Зато в обратную сторону — от неандертальских старожилов к пришельцам с востока — какой-то поток культурной информации, возможно, был. Неронцы использовали для производства орудий высококачественный каменный материал, происходящий из мест, удаленных от пещеры на десятки километров (вплоть до 90 км), в том числе с другого берега Роны. Эти же самые материалы использовали и местные неандеральцы. Возможно, от них пришельцы и узнали, куда в здешних краях надо ходить за хорошим камнем.

В своей новой статье, опубликованной в журнале PLoS One в начале мая, Слимак дополнил эту и без того сногсшибательную картину новыми интересными соображениями и смелыми гипотезами. Статья основана на анализе каменных орудий из местонахождения Кзар-Акил в Ливане, в 10 км к северо-востоку от Бейрута. Именно в этом местонахождении обнаружена самая подробная летопись постепенного становления верхнепалеолитической культуры.

В 1947–1948 годах в Кзар-Акиле была собрана огромная коллекция каменных артефактов, которая с тех пор хранится в Гарвардском университете. Слимак и Мец переизучили эту коллекцию — в общей сложности 17 809 каменных образцов.

Самые древние слои в Кзар-Акиле соответствуют второй половине — концу среднего палеолита. Затем идут слои под номерами с 25 по 10, рассказывающие о ранних этапах развития верхнего палеолита. Между слоями прослеживается преемственность. Значит, скорее всего, мы имеем дело с последовательным культурным развитием, а не с чередой сменявших друг друга мигрантов, приходивших с разными культурами неведомо откуда. Именно этим слоям уделено основное внимание в обсуждаемой статье. Выше идут более поздние этапы верхнего палеолита, которые в статье не рассматриваются.

Главная идея Слимака заключается в том, что становление верхнего палеолита в Кзар-Акиле можно подразделить на три фазы, для каждой из которых обнаруживается четкое соответствие в Европе. Но только если в Леванте эти три фазы последовательно сменяют друг друга в одном и том же месте, что говорит о постепенном культурном развитии на местной почве, то в Европе они причудливо разбросаны в пространстве и времени и нигде не демонстрируют полной непрерывной последовательности, как в Кзар-Акиле. Такая картина хорошо согласуется с гипотезой о трех волнах миграции сапиенсов с Ближнего Востока в Европу.

Первая фаза (слои 25–22) — начальный верхний палеолит (IUP). Эта фаза соответствует неронской культуре Европы. Слимак подчеркивает, что орудия их этих слоев не просто похожи на неронские. Они вообще ничем от них не отличаются — ни качественно, ни количественно. В частности, совершенно идентичны морфометрические характеристики плоских треугольных наконечников для стрел (рис. 3).

Вторая фаза (слои 21–14 в Кзар-Акиле) — первый этап раннего верхнего палеолита (EUP-I). В этих слоях присутствуют остроконечники с притупленным задним краем и небольшие пластины, полученные при помощи биполярного расщепления (bipolar flaking; ударная сила прикладывается сразу к двум противоположным концам будущего изделия молотком-отбойником и наковальней). Слимак предполагает — и это, по-видимому, самое смелое утверждение в статье — что EUP-I Кзар-Акила соответствует шательперонской культуре Европы. О происхождении шательперонской культуры было много споров, которые не завершились и по сей день. Многие факты указывают на то, что ее создателями могли быть поздние неандертальцы, возможно, уже кое-чему научившиеся у пришедших в Европу сапиенсов. Слимак, однако, предполагает, что шательперон не имеет отношения к неандертальцам, и что в Европу его принесли представители второй волны ближневосточных мигрантов — сапиенсов.

Третья фаза (слои 13–10) — второй этап раннего верхнего палеолита (EUP-II). Для этих слоев характерны длинные прямые пластины, полученные униполярным способом при помощи органических (сделанных из кости или рога) отбойников. Эту фазу Слимак уверенно отождествляет с европейским протоориньяком.

Таким образом, предполагается, что верхнепалеолитическая культура Западной Евразии постепенно развивалась в Леванте, неспешно проходя там этапы своей эволюции. На это указывают находки в Кзар-Акиле и некоторых других местонахождениях, таких как Бокер Тахтит в Израиле. Как минимум трижды левантийские сапиенсы — носители ранних вариантов верхнепалеолитической культуры — отправлялись осваивать европейские просторы, населенные неандертальцами (рис. 4).

Первый раз, 54 000 лет назад, носители ближневосточной культуры IEP прибыли на юг нынешней Франции, поднялись по Роне и поселились в нескольких точках в пределах одного небольшого района, чуть-чуть потеснив местных неандертальцев. Пришельцы сумели разузнать у аборигенов, где искать хороший материал для каменных орудий. Но даже такие передовые технологии, как лук со стрелами, не позволили им задержаться здесь надолго. Пришельцы исчезли, а неандертальцы, верные старому доброму мустье, вернулись на свои стоянки. Странные девайсы чужаков их, кажется, не впечатлили.

Второй раз, значительно позже (может быть, около 45 000 лет назад), носители ближневосточной культуры EUP-I — любители биполярного расщепления и совершенно не характерных для мустье остроконечников с притупленным задним краем — объявились в западной Франции и северной Испании. Шательперонцы расселились шире, чем их предшественники — неронцы, но в долине Роны на этот раз даже духу их не было. Уж не сделали ли южнофранцузские неандертальцы определенных выводов из предыдущего общения с восточными мигрантами? Слимак намекает на такую возможность, может быть, следуя принципу «семи смертям не бывать» (ведь статья, по сути, вся посвящена отчаянно смелым гипотезам).

И только с третьей попытки, где-то в районе 43 000 лет назад, ребята с Ближнего Востока — на этот раз носители культуры EUP-II, получившей всеевропейскую известность под названием «протоориньяк» — быстро заселили практически всю Европу, не оставив коренному неандертальскому населению места под солнцем.

Поздние европейские неандертальцы, возможно, сторонились сапиенсов сильнее, чем сапиенсы неандертальцев. С этим согласуется отсутствие сапиентных примесей в геномах поздних неандертальцев (см.: В геномах поздних европейских неандертальцев не удалось обнаружить следов гибридизации с сапиенсами, «Элементы», 26.03.2018), а также, возможно, геном неандертальца возрастом 50 000–42 000 лет из пещеры Мандрен, препринт о котором Слимак и его коллеги недавно выложили на сайт BioRxiv.

Предложенная схема красива, занимательна и даже местами хорошо обоснована. Одно из самых скользких мест в ней — отождествление ближневосточного EUP-I с шательпероном. Пока гипотеза основана на одних лишь каменных орудиях, научная общественность не будет сильно впечатлена. Скептикам подавай древнюю ДНК или хотя бы морфологически информативные кости и зубы. Впрочем, как подчеркивает Слимак, он говорил, что неронцы — сапиенсы из Леванта, а не забывшие традиционные мустьерские ценности неандертальцы, за несколько лет до изучения сапиентного зуба из слоя Е. То есть автор намекает, что он достаточно грамотный археолог, чтобы делать верные выводы по одним лишь каменным орудиям.

Источник: L. Slimak. The three waves: Rethinking the structure of the first Upper Paleolithic in Western Eurasia // PLoS One. 2023. DOI: 10.1371/journal.pone.0277444.

См. также:
1) L. Slimak et al., 2022. Modern human incursion into Neanderthal territories 54,000 years ago at Mandrin, France.
2) L. Metz et al., 2023. Bow-and-arrow, technology of the first modern humans in Europe 54,000 years ago at Mandrin, France.

Александр Марков

Adblock test (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх