На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Владимир
    Риск снижается, но все равно в итоге приводит к 100 % смертности.Инфаркт миокарда ...

Как Рауль, сын Атоса, стал виконтом?

Главная загадка романа "Двадцать лет спустя", на которую автор, Александр Дюма, и не даёт ответа, оставляя решение на усмотрение читателя.

Как Рауль, сын Атоса, стал виконтом?

Спроси об этом восторженную поклонницу - ответит: "Ну как же... "виконт" - это "сын графа", а Рауль - сын графа де Ля Фер, так что - всё логично. И какие могут быть сомнения, если мальчик - копия отца, а отец - полубог, имеющий все права?

! А потому, что потомок Куси!"

Но если вспомнить предысторию? Бурной ночью непогода загнала в дом сельского священника сначала бывшего мушкетёра Атоса, а через час - и герцогиню де Шеврез, бегущую от гнева кардинала. Молодые люди, не спросив, как зовут друг друга, и даже не разглядев друг друга в темноте, недурно провели ночь на единственной в доме кровати. Наутро Атос догадался, с кем свела его шутница - судьба, герцогиня же осталась в уверенности, что "удостоила" хозяина дома. Священника.

Через год священник, выйдя на крыльцо, обнаружил сюрприз...

Как Рауль, сын Атоса, стал виконтом?

Единственным логичным решением для герцогини было бы оформить ребёнка на мужа-герцога. Возможно, пришлось бы немного подхимичить с датой рождения - и только. Даже наследником титула не стал бы - младший из её детей.

Через пятнадцать лет попытается оправдаться: "Не могла взять младенца с собой в Испанию". Почему? Ведь подкинуть - риск, гораздо больший? Была уверена, что подкидывает отцу - но бедняга священник ни сном, ни духом... Впрочем, о чём тут гадать? Читатель давно понял, что "Шевретта" - существо, предельно безответственное. Хуже кукушки.

К счастью, слух о подкидыше дошёл до Атоса.

Как быть отцу? Забрать - это непременно, но это - полдела. Как оформить юридически, как обеспечить будущее? Признать сыном или нет?!

Надо сказать, внебрачные дети вовсе не были явлением исключительным. Если уж существовал и официальный титул "принц-бастард"!

Но принцам (или английским лордам) проще, их побочные дети - всегда дворяне, кто бы ни была их мать. Разве что титул не наследуют, но - дворяне. С наследством и правом делать военную карьеру. Герцог Бофор, очаровательный раздолбай, которому в романе посвящено немало страниц - сын бастарда, но бастарда королевского.

Как Рауль, сын Атоса, стал виконтом?

А графу, прямо как какому-нибудь простолюдину, пришлось выбирать. Если признать - надо объяснять, кто мать этого мальчика. Найти подставную простолюдинку? Возможно, уже покойную? Но тогда сыну не светит не то, что дворянство, но и армия. Один путь - в университет. В адвокаты или лекари. Позор! Хотя в этом случае можно хоть наследство оставить. Не имение, конечно - только деньги.

А заявить, что мать - герцогиня, да ещё и имя назвать - невозможно. Не только недоказуемо, и не только "честь дамы". Прежде всего потому, что для церкви внебрачный сын замужней женщины - "худший вид бастарда", прямое порождение нечистого. Никаких прав, даже наследство ему официально не оставишь!

Вот и получается, что лучший выход - выдавать сына за подкидыша. "Воспитанник". Ведь та же католическая церковь, столь беспощадная к "детям греха", считает безвестных подкидышей законными, пока не доказано обратное. Презумпция законности! Позволительно даже оформить на имя приёмыша одно из своих имений, сделать ему фамилию. Вот и "де Бражелон".

Как Рауль, сын Атоса, стал виконтом?

А дворянином, де Ля Фером - то не сделаешь! Дворянство могло быть или наследственным, или пожалованным королём. Иначе - никак.

Но Рауль - "виконт" с первых же станиц, и в службу вступает именно как дворянин - сразу офицером! Или авторская вольность, или... подделка документов.

Последнее предположение не столь уж фантастично, ведь это - век самозванства. Уж если реальный, исторический Шарль де Батц Кастельмор, явившись в Париж, назвался д*Артаньяном, да ещё и графом... и ведь прокатило! Под этим именем и вошёл и в историю, и в роман.

И можно только гадать, что же было написано в документах Рауля.

(Через четверть века, в 1664 году, министр финансов Кольбер, чтобы "облегчить за счёт богатых повинности бедных", устроил ревизию дворянских титулов, полученных за последние полвека. Фальшивых дворян оказалось... 30%. Размах явления поразил современников).

И можно только посочувствовать пятнадцатилетнему Раулю: он не может произнести слово "опекун", не краснея. Всё детство считал себя сиротой, подобранным из милости - и вот, начал догадываться... особенно после того, как получил фамильную шпагу. А кто его мать - так и терялся в догадках.

Впрочем, представлен (и сумел понравиться) герцогине, королеве и маршалу, так что теперь уж точно никто не усомнится в его хотя и таинственном, но безусловно высоком происхождении.

И что же Атос? Отец? Ни одного разговора с сыном по душам - только требования, наставления и запреты.

А ведь объясни он "правила игры" - всё могло обернуться иначе. В то время и в той среде очень чётко разделяли любовь, страсть и брак.

Страсть - это к крестьянке, к женщине, пониже тебя рангом. Или, в крайнем случае, к замужней даме. Это грех, это осуждается церковью. Ведь на исповеди так прямо и спрашивали: "Не согрешал ли действием ИЛИ ПОМЫШЛЕНИЕМ"!

Любовь - это "душевно". Достойно всяческих похвал. Восходит к культу Прекрасной Дамы. Для брака - желательно, но необязательно.

Брак - исполнение житейского ДОЛГА.
Чтобы не посрамить род, будущую жену и выбирали себе из соседок-малолеток. В тринадцать лет всё ещё не иметь жениха - как-то даже несолидно. Нередко обручали и одиннадцатилетних. А свадьбу играли лишь через пять-шесть лет.

Так что Рауль всё делал правильно, как принято. И совершенно искренне не понимал, чем же его благодетелю не нравится семилетняя Луиза?!

Как Рауль, сын Атоса, стал виконтом?

Где уж догадаться, что отец навсегда напуган блондинками...

Какую же хитрую игру пришлось провести с королём! Испросил разрешение на брак для сына, но испросил так, как умоляют отказать. И получилось - король сам обратил внимание на "хромоножку"!

А откровенного разговора так и не случилось - и десять лет спустя отец не считал сына достаточно взрослым...

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх