На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Владимир
    Риск снижается, но все равно в итоге приводит к 100 % смертности.Инфаркт миокарда ...

Эпидемии XXI века: ожирение и артериальная гипертензия

XXI век – время расцвета эпидемий неинфекционных хронических заболеваний, тесно связанных с развитием цивилизации, и яркими их представителями являются ожирение и артериальная гипертензия. Малоподвижный образ жизни, изменение качества и количества потребляемой пищи, хаотичный режим питания способствуют увеличению количества людей с избыточной массой тела и ожирением во всем мире [1, 2].

Согласно оценкам экспертов ВОЗ, избыточный вес диагностируется у 39%, а ожирение – у 13% взрослого населения [3], и предполагается, что количество людей с ожирением к 2030 г. в мире составит 1,1 млрд [4]. Неинфекционная пандемия ожирения оказывает существенное влияние на качество и продолжительность жизни страдающих им пациентов, являясь одной из основных причин развития артериальной гипертензии (АГ), сахарного диабета 2 типа и гиперлипидемии [1]. АГ, в свою очередь, выступает в качестве ведущего предотвратимого фактора риска сердечно-сосудистых заболеваний, и ежегодно уносит 10 миллионов жизней [5]. По данным на 2022 г, артериальная гипертензия выявлялась у 1,3 млрд человек [5].

Связь между ожирением и АГ была многократно продемонстрирована крупными авторитетными работами. Фремингемское исследование, которое охватило более 1 млн. человек показало, что ожирение играет основную роль в развитии гипертонической болезни у 78% мужчин и 65% женщин [6]. У лиц среднего возраста с избыточной массой тела вероятность развития АГ на 50% выше, чем у тех, кто не страдает ожирением. Уровень артериального давления (АД) увеличивается по мере возрастания ИМТ, и на каждые лишние 4,5 кг систолическое АД (САД) повышалось на 4,2-4,4 мм рт. ст. [6]. Накопленный за последние годы объем клинических данных позволил подтвердить ведущую роль ожирения в развитии АГ и определить патогенетические механизмы данного явления [7-9]. Так, известно, что к числу основных факторов в развитии АГ на фоне ожирения относятся гиперинсулинемия, гиперлептинемия, гиперкортизолемия, почечная дисфункция, угнетение системы фибринолиза и повышенная активность симпатической нервной системы и ренин-ангиотензиновой системы [10-12].

Доказанная взаимосвязь ожирения и АГ и широчайшая распространенность данных заболеваний определяют важность первичной профилактики артериальной гипертензии и необходимость мониторирования АД у пациентов с ожирением [13]. Детальная же изученность патогенетических механизмов прогрессирования ожирения и АГ дают возможность подобрать комплексную терапию, которая потенциально благоприятно отразится на качестве и продолжительности жизни пациентов.

Патогенетическая общность механизмов развития ожирения и артериальной гипертензии

Механизмы формирования АГ при ожирении связывают с развитием гормонально-метаболических отклонений, вызванных накоплением жировой ткани. На сегодняшний момент известно, что адипоциты являются не только хранилищем энергии, но и активно продуцируют разнообразные биологически активные субстанции, участвующие в регуляции сосудистого тонуса. К ним относятся ангиотензиноген, ангиотензин II, интерлейкины, простагландины, эстрогены, инсулиноподобный фактор роста, фактор некроза опухолей-а, ингибитор активатора плазминогена-1, лептин [14].

Лептин, секретируемый белыми адипоцитами, играет важную роль в патогенезе и ожирения, и АГ, что связано с наличием у него различных механизмов прессорного эффекта [15-17]. Лептин проходит через гематоэнцефалический барьер в центральную нервную систему, где связывается с рецепторами гипоталамуса. Активация рецепторов обеспечивает регуляцию энергетического баланса через снижение аппетита и повышение энерготрат за счет стимуляции симпато-адреналовой системы (САС) [18]. Гипертензивный эффект лептина связан с периферической вазоконстрикцией и задержкой натрия [15], которые в норме выражены незначительно и компенсируются другими механизмами. Однако на фоне эндотелиальной дисфункции, которая практически всегда имеет место при ожирении, гипертензивный эффект усиливается. При ожирении развивается селективная лептинорезистентность, и пациенты продолжают испытывать голод и переедать, несмотря на повышенный уровень лептина [19]. Лептин в высоких концентрациях стимулирует гиперсимпатикотонию, способствует повышению уровня АКТГ, кортизола и альдостерона [20], что и становится одной из причин развития АГ.

Резистин, также синтезируемый жировой тканью, является связующим звеном между ожирением и развитием СД2, играя важную роль в развитии инсулинорезистентности (ИР) [15]. Интересно, что полиморфизм гена резистина является независимым фактором-предиктором повышения систолического и диастолического АД и нарушенной чувствительности к инсулину [15].

Инсулинорезистентность сегодня рассматривается как ключевой фактор в развитии АГ при ожирении. Повышенная секреция инсулина, обусловленная необходимостью организма поддерживать метаболизм углеводов и жирных кислот на более высоких уровнях, на фоне ИР периферических тканей [21] может способствовать увеличению уровня АД за счет влияния на активность центральной симпатической нервной системы и ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС) [22]. При ИР нарушается инсулин-опосредованная вазодилатация, что провоцирует повышение АД [23], а также усиливается задержка натрия почками, что способствует росту объема циркулирующей крови [14].

Активация РААС, происходящая при ожирении, несмотря на увеличение объема жидкости и задержку натрия, также является важнейшим патогенетическим звеном развития АГ. Выполненные исследования позволили установить взаимосвязь между уровнем АТ II, активностью ренина и ангиотензин-превращающего фермента (АПФ) плазмы с ИМТ [24]. Важно отметить, что жировая ткань обладает собственной РААС, и адипоциты способны синтезировать все ее компоненты. Они также стимулируют рецепторы АТ II, повышая их афинность к паракринному АТ II [15].

Активация САС является результатом всех биохимических процессов, связанных с ожирением: инсулинорезистентности, увеличения концентрации лептина, АТ II, свободных жирных кислот, повышения внутрипочечного давления и активации почечных механорецепторов, потенцирования чувствительности центральных хеморецепторов и нарушения барорефлекторной регуляции [9, 10, 25]. Известно также, что снижение веса уменьшает симпатическую активность [15].

Изменения сердечно-сосудистой системы на фоне ожирения и АГ

Описанные гуморальные нарушения при ожирении и АГ приводят к многочисленным нарушениям со стороны сердечно-сосудистой системы:

  • Изменения на клеточном и молекулярном уровнях приводят к нарушению вазодилатационной функции инсулина и повышению сосудистого тонуса [26, 27]. Уменьшение эластичности крупных сосудов на фоне увеличения массы висцерального жира было продемонстрировано методом ядерно-магнитного резонанса [28]. Уменьшение массы тела при ожирении, напротив, сопровождается выраженным снижением сосудистого сопротивления и среднего АД [29].
  • Согласно эпидемиологическим данным, гиперкоагуляция и нарушения фибринолиза прямо взаимосвязаны с повышением массы тела или отношения ОТ/ОБ. При ожирении наблюдается повышение уровней фактора VII, фибриногена, плазминогена, ингибитора активатора плазминогена (ИАП-1) и ряда других факторов, увеличивающих риск развития сердечно-сосудистых осложнений [30]. Повышение содержания СЖК может привести к тромбозу за счет увеличения протеина С, активации ИАП-1 и/или усиления агрегации тромбоцитов. Продукция жировой тканью лептина или медиаторов воспаления повышает риск тромбоза [31]. Высокий риск тромбообразования существенно ухудшает прогноз при сердечно-сосудистой патологии на фоне избыточной массы тела.
  • АГ при ожирении служит причиной развития эксцентрической гипертрофии левого желудочка (ГЛЖ), чреватой быстрым прогрессированием дилатации сердца [32] и сердечной недостаточности (СН) [33]. Сочетание гипертензии и ожирения может приводить к смешанному типу ГЛЖ, вызванной повышением пред- (прямое следствие ожирения) и постнагрузки (последствие активации САС и повышения АД) [26]. На каждую единицу повышения ИМТ риск развития СН увеличивается на 5% у мужчин и 7% у женщин [34]. При выраженном ожирении риск развития хронической СН увеличен в 2 раза. ГЛЖ является независимым фактором риска внезапной смерти и смерти в результате декомпенсации сердечных заболеваний, что объясняет высокую сердечно-сосудистую заболеваемость и смертность при ожирении [15].
  • Для ожирения также характерны инфильтрация мононуклеарными клетками синоатриального узла и отложение жировых клеток в проводящей системе [35], что формирует оптимальные условия для развития аритмий и внезапной смерти [36].

Терапия ожирения у пациентов с артериальной гипертензией

Множество исследований, проведенных в последние десятилетия, продемонстрировали, что коррекция массы тела и снижение объема висцерального жира приводят к уменьшению метаболических нарушений, повышают чувствительность тканей к инсулину, способствуют нормализации артериального давления [1]. Примечательно, что благоприятные изменения наблюдаются даже при умеренном уменьшении массы тела – на 5-10% от исходной [13, 37, 38]. Таким образом, очевидно, что терапия АГ у пациентов с ожирением должна обеспечивать не только достижение целевого АД (чаще всего требуется комбинированная терапия), улучшение прогноза, кардио-, нефро- и ангиопротекцию, но и стабилизацию массы тела [15].

Изменение образа жизни посредством коррекции питания и увеличения физических нагрузок лежит в основе терапии пациентов с ожирением и избыточной массой тела и рекомендуется как первый, обязательный и постоянный этап лечения [1]. Достижение и удержание значимых результатов, однако, требуют длительного лечения, постоянного наблюдении врача и высокой приверженности рекомендациям по питанию и образу жизни. К сожалению, более чем в 90% случаев данных методов для снижения массы тела недостаточно и требуется назначение медикаментозной терапии [1]. Своевременное использование фармакотерапии повышает эффективность немедикаментозного лечения, помогает скорректировать патологическое пищевое поведение и способствует удержанию достигнутых результатов, а для пациентов, имеющих хотя бы одно коморбидное состояние, ассоциированное с избыточной массой тела, позволяет снизить риски развития осложнений [39-42].

Согласно действующим клиническим рекомендациям, медикаментозное лечение ожирения рекомендуется пациентам с АГ при ИМТ ≥27 кг/м2 [42].

Возможности применения сибутрамина (Редуксина®) для снижения веса у пациентов с АГ

Сибутрамин – селективный ингибитор обратного захвата серотонина, норадреналина и, в меньшей степени, дофамина, является одним из препаратов первой линии терапии ожирения [42]. Сибутрамин обладает комбинированным действием, с одной стороны, пролонгируя чувство насыщения, уменьшая количество потребляемой пищи и способствуя нормализации пищевого поведения [43, 44], а с другой – усиливая термогенез и увеличивая энергозатраты организма [45, 46]. Согласно проведенным исследованиям, почти 90% пациентов придерживаются сформированного в процессе терапии пищевого поведения после ее завершения [47], что улучшает комплаентность немедикаментозным методам снижения веса и позволяет повысить вероятность удержания достигнутого результата. Редуксин® – отечественный препарат, в состав которого наряду с сибутрамином входит микрокристаллическая целлюлоза.

Редуксин® обладает значительным потенциалом для применения у пациентов с ожирением и контролируемой артериальной гипертензией вследствие его доказанного влияния на патогенетические и биохимические аспекты обоих заболеваний. Результаты ряда исследований позволили сделать вывод, что применение препарата у пациентов с ожирением и АГ улучшает показатели гемодинамики, углеводного и липидного обменов, антропометрические характеристики и оказывает органопротективное действие в большей степени, чем традиционная антигипертензивная терапия [48].

К свойствам, определяющим перспективность применения Редуксина® у пациентов рассматриваемой группы, можно отнести:

  • Высокую эффективность в отношении снижения массы тела, а том числе за счет висцерального жира. Исследование «ПримаВера» [49], охватившее почти 100 тыс участников, показало, что 3 месяца терапии Редуксином® позволяют снять диагноз ожирение у каждого четвертого пациента, а 12 месяцев – почти у каждого второго. Показатель снижения окружности талии, отражающий выраженность висцерального ожирения, снизился на 6,3, 10,6 и 16 см за 3, 6, 12 мес соответственно. Способность сибутрамина уменьшать объем висцеро-абдоминального жира на 22% была подтверждена при проведении магнитно-резонансной томографии [50].
  • Положительное влияние Редуксина® на основные параметры сердечно-сосудистых факторов риска, включая инсулинорезистентность [51, 52, 53]. Результаты программы «Весна» (более 34 тыс участников) и некоторых других исследований продемонстрировали, что на фоне применения Редуксина® наблюдались антиатерогенные изменения липидного профиля крови: снижение концентрации общего холестерина (ОХ) на 16,6%, триглицеридов (ТГ) – на 17,2%, увеличение холестерина ЛПВП на 9,3%, и улучшение среднего значения атерогенного показателя ТГ/ХС ЛПВП на 35,7% [51]. Снижение веса при применении Редуксина® приводит и к нормализации углеводного обмена: снижению иммунореактивного инсулина, улучшению чувствительности к инсулину [51], снижению уровня гликированного гемоглобина, тощаковой и постпрандиальной глюкозы [53].
  • Доказанное воздействие на маркеры воспаления и концентрацию цитокинов жировой ткани. Терапия сибутрамином (Редуксином®) сопровождается снижением концентрации сывороточного резистина [54], лептина, выраженным повышением уровня адипонектина, положительной динамикой маркеров оксидативного стресса, таких как миелопероксидаза и параоксоназа-1 [55].

Таким образом, Редуксин® позволяет воздействовать на ключевые патогенетические механизмы развития артериальной гипертензии у пациентов с ожирением. Уменьшение объема висцерального жира, выраженности неинфекционного воспаления, инсулинорезистентности, нормализация показателей липидного обмена отражаются на показателях гемодинамики и активности САС, что, в свою очередь, снижает выраженность АГ и риск развития сердечно-сосудистых осложнений.

Аспекты безопасности применения Редуксина® у пациентов с АГ

Отдельные исследования, как например STORM (Sibutramine in Obesity Réduction and Management) [56], продемонстрировавшие высокую эффективность препарата в быстром снижении веса и длительном сохранении достигнутого результата, отмечали также незначительное повышение АД и увеличение числа сердечных сокращений (ЧСС) у некоторых больных. Повышение АД на фоне терапии сибутрамином может лимитировать возможности его широкого применения у пациентов с сочетанием АГ и ожирения. В настоящее время критерием для отмены сибутрамина у таких пациентов является увеличение ЧСС в покое >10 уд/мин или САД/ ДАД >10 мм рт.ст. при 2 последовательных осмотрах, а у больных с контролируемой ранее АГ – увеличение АД >145/90 мм рт.ст. при 2 последовательных осмотрах [42]. Неконтролируемая АГ является противопоказанием для назначения сибутрамина.

Вопрос безопасности применения Редуксин® был тщательно проанализирован в рамках Всероссийской наблюдательной программы «ПримаВера» [49]. Параметры состояния сердечно-сосудистой системы контролировались каждые 2 недели на протяжении 3 месяцев терапии, раз в месяц в течение следующих 3 месяцев терапии и каждые 3 месяца в течение последующих 6 месяцев. Повышение АД на 10 единиц на 2 последовательных визитах наблюдалось у 2,57% пациентов и, в основном, в первые три месяца терапии. Параметры ЧСС у пациентов значимо не менялись. На протяжении годичной терапии Редуксином® у участников исследования наблюдалось постепенное снижение САД и ДАД соответственно на 2,36 и 2,09 мм рт. ст., что, по мнению авторов, отражает положительное влияние снижения массы тела на сердечно-сосудистую систему. У пациентов с высоким риском развития сердечно-сосудистых осложнений снижение веса при длительной терапии Редуксином® сопровождалось даже более выраженным снижением уровня САД (на 3,3-4,5 мм.рт.ст) и ДАД (на 2,1-3,7 мм рт.ст) и не приводило к повышению ЧСС [49].

Таким образом, клинические данные продемонстрировали безопасность применения Редуксина® у пациентов с контролируемой АГ. Повышение АД, которое может возникнуть из-за активации норадренергической системы на фоне терапии, компенсируется успешным снижением массы тела [57, 58].

Заключение

Ожирение и артериальная гипертензия – две эпидемии XXI века, две глобальные проблемы современного здравоохранения. Два заболевания имеют тесную патогенетическую связь, провоцируя развитие друг друга, усугубляя течение и потенцируя риск развития сердечно-сосудистых и метаболических осложнений. Огромный вклад ожирения в развитие АГ обуславливает необходимость профилактического снижения веса и регулярного мониторинга показателей сердечной деятельности у пациентов с ожирением. По мнению экспертов, снижение веса, в том числе медикаментозное, является неотъемлемой составляющей антигипертензивной терапии у пациентов с лишним весом. Применение Редуксина® у больных с ожирением и контролируемой АГ позволяет воздействовать на важнейшие аспекты патогенеза обоих заболеваний, добиться выраженного снижения веса, улучшить состояние сердечно-сосудистой системы и потенциально снизить риск развития осложнений.

Литература:

  1. Аметов Александр Сергеевич, Гариева Майя Акакиевна, Оздемира Камиля Рашидовна СОВРЕМЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ТЕРАПИИ ПАЦИЕНТОВ С ОЖИРЕНИЕМ И ИЗБЫТОЧНОЙ МАССОЙ ТЕЛА В УСЛОВИЯХ НОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ // Эндокринология: Новости. Мнения. Обучение. 2023. №2 (43). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennye-vozmozhnosti-terapii-patsientov-s-ozhireniem-i-izbytochnoy-massoy-tela-v-usloviyah-novoy-realnosti (дата обращения: 11.10.2023).
  2. Мищенкова Т. В., Звенигородская Л. А. Ожирение — новая неинфекционная «Эпидемия» // ЭиКГ. 2011. №11. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ozhirenie-novaya-neinfektsionnaya-epidemiya (дата обращения: 12.10.2023).
  3. Ожирение и избыточный вес. ВОЗ. URL: https://www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/obesity-and-overweight (дата обращения 12.10.2023)
  4. Yumuk V, Tsigos C, Fried M, et al. European Guidelines for Obesity Management in Adults. Obes Facts. 2015;8(6):402-424. https://doi.org/10.1159/000442721
  5. WORLD HYPERTENSION DAY: TAKING ACTION AGAINST THE SILENT EPIDEMIC OF HIGH BLOOD PRESSURE. URL: https://world-heart-federation.org/news/world-hypertension-day-taking-action-against-the-silent-epidemic-of-high-blood-pressure/ (дата обращения 12.10.2023)
  6. Kannel WB. Hypertension: reflections on risks and prognostication. Med Clin North Am. 2009;93(3):541-58.
  7. HallJE. Meclianisms of abnormal renal sodium handling in obesity hypertension. Am J Hypertensl997; 10:49S-55.
  8. Rocchini AP, Mao HZ, Babu K, et al. Clonidine prevents insulin resistance and hypertension in obese dogs. Hypertension 33; 1999: 548-53,
  9. Wèyer С, Pratley RE, Snitker, et al. Ethnic differences in insulinemia and sympathetic tone as links between obesity and blood pressure. Hypertension 2000; 36:531-7.
  10. Mansuo K, Mikami H, Ogiliara T, Tuck ML. Weight gain-induced 54. blood pressure elevation. Hypertension 2000; 35: 1135—40.
  11. Tuck ML, Sowers J, Donifield L, et al. The effect of weiglit reduction on blood pressure plasma renin activity and plasma aldosterone level in obese patients. N Engl J Med 1981; 304:930-3.
  12. Zhang R, Reisin E. Obesity-hypertension: the effects on cardiovascular and renal systems. Am J Hypertens 2000; 13: 1308—14.
  13. Трошина Е.А., Мазурина Н.В., Галиева М.О. Создание стратегий лечения ожирения и коморбидных заболеваний на основе наблюдательных программ: промежуточные результаты Всероссийской наблюдательной программы ПримаВера // Альманах клинической медицины. 2015. №S1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sozdanie-strategiy-lecheniya-ozhireniya-i-komorbidnyh-zabolevaniy-na-osnove-nablyudatelnyh-programm-promezhutochnye-rezultaty (дата обращения: 11.10.2023).
  14. Дедов И. И., Александров Ан А., Кухаренко С. С. Сердце и ожирение // Ожирение и метаболизм. 2006. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/serdtse-i-ozhirenie (дата обращения: 11.10.2023).
  15. Недогода С. В., Барыкина И. Н., Чаляби Т. А., Бутрина Л. В., Брель У. А., Мазина Т. В., Подольская Е. А. Ожирение и артериальная гипертензия. Часть II: особенности антигипертензивной терапии при ожирении // КВТиП. 2009. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ozhirenie-i-arterialnaya-gipertenziya-chast-ii-osobennosti-antigipertenzivnoy-terapii-pri-ozhirenii (дата обращения: 12.10.2023).
  16. Lembo G, "Vfecchione C, Eratta L, et al. Leptiil induces direct vasodilation through distinct endothelial mechanisms. Diabetes 5) 2000; 49:293-7.
  17. Lu H, Duanmu /. Houck C, et al. Obesity due to high fat diet decreases the sympathetic nervous and cardiovascular responses to: intracerebroventricular leptin in rats. Brain Res Bull 1998; 47: 331-5.
  18. Haynes WG, Morgan DA, Walsh SA, Sivitz WI, Mark AL. Cardiovascular consequences of obesity: role of leptin. Clin Exp Pharmacol Physiol. 1998 Jan;25(1):65-9. doi: 10.1111/j.1440-1681.1998.tb02147.x. PMID: 9493562.
  19. El-Haschinii K, Pierroz DD, Hileman SM, et al. Two defects contribute to hypothalmic leptin resistance hi mice with diet-induced obesity. J Clin Invest 2000; 105:1827-32.
  20. Kuo J, Barret-Jones O., Hall J/ Chronic cardiovascular and renal actions of leptin during hyperinsulinaemia. Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol 2003. — 284. -R 1037-R1042.
  21. Gupta AK, Clark RV, Kircliner KA. Effects of insulin on renal 42. sodium excretion. Hypertensionl992; 19(Suppl 1); 178—82.
  22. Bloomgarden Z. Obesity, Hypertension and insulin resistance. Diabetes Care-2002. — Vol. 25., 11. — p. 2088-2097.
  23. LaaskoM, EdelmanSV, Brecht el G, Baron AD. Decreased effect of 50. insulin to stimulate skeletal muscle blood flow in obese men. J Clin Invest 1990; 85:1844-52.
  24. Cooper R, McFarlane Anderson N. Bennett FI, et al. ACE, angio-tensinogen and obesity: a potential pathway leading to hypertension. J Hum Hypertens 1997; 11: 107-11
  25. Grass G, Seravalle G, Cûlumbo M, et àl. Body weight reduction 41. sympathetic nerve traffic and arterial baroreflex in obese normotensive humans. Circulation 1998; 97: 2037-42.
  26. Messerli FH, Simdgard-Riiske K, Reisin E, et al. Diniorpliic cardiac adaptation to obesity and arterial hypertension. Ann Intern 56. Med 1998; 99: 757-61.
  27. Licata G, Scaglione, Capuana G, et al. Hypertension in obese subjects: distinct hypertensive subgroup. J Hum Hypertens 1990; 52. 4: 37-41.
  28. Resnick LM, Militianu D, Cunnings AJ, et al. Direct magnetic resonance determination of aortic distensibility in essential hypertension, relation to age, abdominal visceral.fat, and in situ intracellular free magnesium. Hypertension 1997; 30: 654—9- 60.
  29. Jacobs DB, Sowers JR, Hmeidan A, et al. Effects of weight reduction on cellular cation metabolism and vascular resistance. 46. Hypertension 1993; 21: 308-14.
  30. Cliu NF, Spiegelman D, Hotamisligil GS, et al. Plasma insulin, leptin, and soluble TNF receptors levels in relation to obesity-related atherogenic and tlirOmbogenic cardiovascular disease factors among men. Atherosclerosis 2001; 157:495—503.
  31. Konstantinides S, Schafer K, Loskutoff DJ. The prothrombotiç effects of leptin— possible implications for the risk of cardiovascular 48. disease in obesity. Ann NY Acad Sci 2001; 947: 134-41.
  32. Frohlich ED, Epstein C, Chobanian AV, et al. The heart in hypertension. N Engl J Med 1992; 327:998-1008.
  33. Drenick EJ, Bale GS, Seltzer F, Johnson DG. Excessive mortality and cause of death in morbidly obese men. JAMA 1980; 243: 443-5.
  34. Kenchaiali S, Evans JC, Levy D, et al. Obesity and the risk of heart 47. failure. N Engl J Med 2002; 347: 305-13.
  35. BharatiS.LevM. Cardiac conduction system involvement in sudden death of obese young people. Am Heart J 1995; 129: 273—81.
  36. Duflou J, Virmani R, Rabin J, et al. Sudden death as a result of heart disease innlOrbid obesity. Am Heart J 1995; 130: 306-13.
  37. Dattilo AM, Kris-Etherton PM. Effects of weight reduction on blood lipids and lipoproteins: a meta-analysis. Am J Clin Nutr. 1992;56(2):320-8.
  38. Leenen R, van der Kooy K, Meyboom S, Seidell JC, Deurenberg P, Weststrate JA. Relative effects of weight loss and dietary fat modification on serum lipid levels in the dietary treatment of obesity. J Lipid Res. 1993;34(12):2183-91.
  39. Scherer P.E. The many secret lives of adipocytes: implications for diabetes // Diabetologia. 2019/ Vol. 62, N 2. P. 223-232. DOI: https://doi.org/10.1007/s00125-018-4777-x
  40. Дедов И.И., Романцова Т.И., Шестакова М.В. Рациональный подход к терапии пациентов с СД2 и ожирением: итоги Всероссийской наблюдательной программы «АВРОРА» // Ожирение и метаболизм. 2018. Т. 15, № 4. С. 48-58. DOI: https://doi.org/10.14341/omet10076
  41. Пьяных О.П., Гусенбекова Д.Г., Аметов А.С. Преимущества долгосрочного управления метаболическим здоровьем у пациентов с ожирением и ранними нарушениями углеводного обмена // Эндокринология: новости, мнения, обучение. 2020. Т. 9, № 2. C. 40-48. DOI: https://doi.org/10.33029/2304-9529-2020-9-2-40-48
  42. МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ «ЛЕЧЕНИЕ ОЖИРЕНИЯ И КОМОРБИДНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ». 2021 г. URL: https://www.omet-endojournals.ru/jour/article/viewFile/12714/9827 (дата обращения 12.10.2023)
  43. Appolinario JC, Bacaltchuk J, Sichieri R. et al. A randomized, doubleblind, placebo-controlled study of sibutramine in the treatment of bingeeating disorder. // Archives of General Psychiatry. 2003;60(11):1109-16.
  44. Hainer V., Kabrnova K., Aldhoon B. et al. Serotonin and Norepinephrine Reuptake Inhibition and Eating Behavior.// Ann. N.Y. Acad. Sci. 2006; 1083(1): 252 — 269.
  45. Smith I.G., Goulder M.A. Randomized placebo-controlled trial of longterm treatment with sibutramine in mild to moderate obesity. // J Fam Pract. 2001; 50:505-12.
  46. Walsh KM, Leen E, Lean ME. The effect of sibutramine on resting energy expenditure and adrenaline-induced thermogenesis in obese females. // International Journal of Obesity & Related Metabolic Disorders. 1999; 23: 1009-1015.
  47. Cuellar G.E.M., Ruiz A.M., Monsalve M.C.R. et al. Six-month treatment of obesity with sibutramine 15 mg: a double-blind, placebo-controlled monocenter clinical trial in a Hispanic population. // Obes Res. 2000; 8:71-82.
  48. Недогода С. В., Барыкина И. Н., Брель У. А., Чаляби Т. А., Мазина Г. В., Подольская Е. В., Ледяева А. А. Возможности монотерапии сибутрамином при сочетании артериальной гипертензии и ожирения // КВТиП. 2009. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vozmozhnosti-monoterapii-sibutraminom-pri-sochetanii-arterialnoy-gipertenzii-i-ozhireniya (дата обращения: 11.10.2023).
  49. Дедов И.И., Мельниченко Г.А., Романцова Т.И. Стратегия управления ожирением: итоги Всероссийской наблюдательной программы «ПримаВера» // Ожирение и метаболизм. — 2016. — Т. 13. — №1. — C. 36-44. https://doi.org/10.14341/omet2016136-44
  50. Luque C.A, Rey J.A. The discovery and status of sibutramine as an anti-obesity drug. // Eur J Pharmacol 2002; 440,119-128
  51. Бирюкова Е.В., Маркина Н.В., Арбузова М.А. Эффективная и гибкая фармакотерапия ожирения сегодня — залог успешной профилактики сахарного диабета 2 типа в будущем. Сахарный диабет. 2007;10(4):23-28. https://doi.org/10.14341/2072-0351-5862
  52. Аметов А. С. Отчет о программе ВЕСНА. Эффективное лечение ожирения-путь борьбы с эпидемией diabetes mellitus //Эндокринология: Новости. Мнения. Обучение. — 2013. — №2. — С. 12-16.
  53. Абдулкадирова Ф. Р., Покровская Р. А. Роль липотоксичности в достижении гликемического контроля у больных сахарным диабетом 2 типа и ожирением // Эндокринология: Новости. Мнения. Обучение. — 2013. — №3. — C. 96.
  54. Valsamakis G., McTernan P.G., Chetty R. et al. Modest weight loss and reduction in waist circumference after medical treatment are associated with favorable changes in serum adi-pocytokines // Metabolism. — 2004. — Vol. 53. — P. 430-434.
  55. Матвеев Г.А., Голикова Т.И., Васильева А.А., Васильева Е.Ю., Бабенко А.Ю., Шляхто Е.В. Сравнение эффектов терапии ожирения лираглутидом и сибутрамином. Ожирение и метаболизм. 2021;18(2):218 -228. https://doi.org/10.14341/omet12498
  56. Campbell I. The STORM report: implications for care The British Journal of Diabetes & Vascular Disease 2001; 1(2): 11821.
  57. Faria A.N., Ribeiro Filho F.F., Lerario D.D. et al. // Effects of sibutramine on the treatment of obesity in patients with arterial hypertension. // Arq Bras Cardiol. 2002; 78:172-180.
  58. Phelan S., Wadden T.F. Combining Behavioral and Pharmacological Treatments for Obesity. // Obesity 2002; 10(6): 560 — 574.

Adblock test (Why?)

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх