На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Владимир
    Риск снижается, но все равно в итоге приводит к 100 % смертности.Инфаркт миокарда ...

Интересный пациент: «птичий язык» сестер Гиббонс

Феномен криптофазии, при котором близнецы на первых порах освоения речи говорят на собственном «птичьем» языке, непонятном для окружающих, встречается нередко. Как правило, язык близнецов представляет собой исковерканный язык взрослых, и в районе 3-х лет близнецы переходят на общение на «взрослом» языке.

Но есть пары близнецов, в которых криптофазия оказалась поистине парадоксальной. Рассказываем об истории сестер Гиббонс, которые продолжали пользоваться собственным языком до 29 лет.

alt

Сестры Гиббонс с единственной женщиной, которая стала их другом и могла с ними общаться – журналисткой Guardian Марджори Уоллес. Credit: public domain


Существенная доля разнояйцевых и однояйцевых близнецов в процессе освоения речи начинают общаться между собой на собственном языке, понятным только им обоим. Этот феномен известен как криптофазия и существенно чаще встречается среди однояйцевых близнецов, которые очень сильно замыкаются друг на друге. Хотя на слух язык близнецов кажется совершенно непонятным, детальное прослушивание записей их разговоров показывает, что общаются они на сильно измененном языке взрослых: они изменяют слова, отбрасывая окончания или переставляя слоги, говорят на такой скорости, что взрослые не могут разобрать слова в их речи. 

Обычно близнецы перестают общаться на своем «птичьем» языке и полностью переходят на язык взрослых в районе трех лет. Криптофазия никак не сказывается на интеллектуальном развитии близнецов, разве что проявляется речевая задержка. Но порой встречаются близнецы, которые общаются на своем языке гораздо дольше, даже тогда, когда овладевают языком взрослых. Особенно выдающийся пример – сестры Дженнифер и Джун Гиббонс, которые сохраняли свой язык до 29 лет, вплоть до смерти одной из сестер. Впрочем, случай этих сестер крайне непростой, и роль криптофазии в их жизни остается не до конца понятной.

Дженнифер и Джун Гиббонс родились в 1963 году в Йемене. Почти сразу после их рождения семья Гиббонс перебралась в Великобританию, в Южный Уэльс. Семья была вполне благополучной: мама занималась домохозяйством, папа нашел работу техника в вооруженных силах и, помимо близняшек, в семье присутствовали и другие дети. В общем, тишь, гладь да божья благодать: никаких внешних факторов, на которые можно было бы спихнуть проблемы взросления. Но они начались. 

В тот срок, когда большинство детей начинают лепетать и делать первые шаги по освоению речи, девочки Гиббонс молчали, причем так долго, что родители сочли их немыми. Но врачи все-таки смогли выяснить, что девочки понимают английскую речь и что именно им говорят. Вскоре девочки все же заговорили, но не на нормальном английском языке, а на своем собственном языке, который, как потом выяснилось, стал очень ускоренным английским. И, как можно догадаться, со временем они свой язык не бросили, напротив: по мере взросления девочки все больше замыкались на себе. Они замкнулись друг на друга настолько, что сформировали без преувеличения свой собственный мир: говорили только друг с другом и только на своем языке, окружающих людей просто игнорировали, никак не отзывались на просьбы читать и писать. Словом, будто за пределом их пары близнецов остального мира не существовало. А потом началось то, что, мягко говоря, очень поражало окружающих: многие движения сестры стали делать синхронно.

В школе сестры вполне объяснимо превратились в объект издевательств: темнокожие близняшки, общающиеся только друг с другом и только на непонятном языке – идеальный объект для подростковой травли. Чтобы избежать издевательств над сестрами по пути домой, их даже отпускали пораньше с занятий. Еще одним тревожным знаком стало то, что во время диспансеризации девочки не реагировали на врачебные манипуляции. 

Так или иначе, факт того, что Дженнифер и Джун связаны болезненной связью, гораздо более сильной, чем обычно бывает у близнецов, был очевиден всем. Как и тот факт, что сестры вообще игнорировали других людей и не общались с ними. Что именно с ними происходит, в чем причина такой патологической связи, сказать никто не мог. И все-таки кое-что врачам удалось узнать о тайне взаимоотношений сестер. Любопытно, что сестры вели дневники, каждая свой, и их записи вкупе с наблюдениями за их поведением показали, что Дженнифер, по всей вероятности, в этой паре доминирует. Джун даже в своем дневнике назвала сестру ни много ни мало «средоточием ее страданий».

Врачи предложили попробовать социализировать сестер, физически разделив их и поселив в разные школы-интернаты. Может, в отсутствие непрерывной собеседницы-сестры Дженнифер и Джун начнут-таки общаться с другими людьми на нормальном языке, возможно, даже найдут себе увлечения или начнут заниматься спортом. К слову, до разделения сестер попытались приобщить к конному спорту, но после того как они одновременно упали с лошади, занятия прекратили.

На момент разделения сестрам было по 14 лет. Идея с социализацией совершенно провалилась: каждая из сестер настолько замкнулась на себе, что впала в шоковое состояние. Близнецов пришлось воссоединить, и после этого они не покидали свою комнату два года. Сидя в комнате, девушки даже придумали собственные ритуалы: например, неистово молились Богу, чтобы он дал им сил поговорить с мамой или папой. Но потом внезапно обратились к писательству. Правда, их романы и рассказы были, так сказать, особенными: все они посвящались насилию, особенно сексуальному, а также сексуальным извращениям. Немудрено, что творения сестер никто не принимал к публикации. 

А потом девушки ударились во все тяжкие и начали вести себя асоциально: нападать на прохожих, грабить магазины и даже опробовали себя в роли поджигателей. Кончилась эта бурная хулиганская активностью 11 годами в психиатрической клинике. 

В больнице девушек нещадно пичкали сильнодействующими препаратами, и в какой-то момент им стало так тяжко, что они обратились в Министерство внутренних дел и самой королеве. Впрочем, пребывание в стенах психиатрической клиники не мешало выдавать им свои пугающие «фокусы» в виде синхронных поз, которые они могли принимать, находясь в разных комнатах.

Но самая большая загадка – это «смертельный договор» сестер. Похоже, годы жизни с полной замкнутостью друг на друге измучили и изнурили их самих. И ничего лучше не придумали, кроме как того, что одна сестра должна умереть, чтобы освободить другую. И сестрой-спасительницей стала Дженнифер. В возрасте 29 лет она внезапно скончалась от миокардита, хотя никогда не жаловалась на проблемы с сердцем. Но и ядов и следов насильственной смерти в ее теле найдено не было. 

Джун после смерти сестры внезапно социализировалась, начала общаться и говорить так, будто всю жизнь жила нормальной жизнью, впрочем, ее речь оставалась местами неразборчивой. Она заявила, что они с сестрой договорились ни с кем не разговаривать. Джун после смерти сестры живет и здравствует, даже успела побывать в гражданском браке.

И все же – что не так с сестрами Гиббонс? Тот факт, что они – уникальные близнецы, не похожие на «обычных», стало ясно довольно быстро. Малышки с самого рождения вели себя очень тихо и поздно начали говорить, что может свидетельствовать о наличии у них аутистического расстройства. Да, криптофазия имела место быть, но она, вероятнее всего, имела связань с аутизмом. 

А вот само расстройство аутистического спектра могло быть проявлением более глубокого психического расстройства – кататонии. Особенно ярко кататония проявлялась у сестер по части двигательной активности. 

Тем не менее многие аспекты этой истории остаются непонятными. Откуда у сестер развилась такая патологическая замкнутость друг на друге и такое яростное сопротивление внешнему миру, что они даже договорились ни с кем не разговаривать, включая самых близких (а потом, похоже, и вовсе не находили в себе сил для преодоления этого барьера)? Почему их творчество было наполнено насилием? Почему они вдруг резко бросились к мелкому хулиганству? Наконец, что это за «смертельный договор» и почему Дженнифер, как сестры и условились, умерла от болезни, которая, казалось, грозила ей меньше всего? Почему после смерти сестры Джун, несмотря на многолетнее затворничество, как по щелчку пальцев социализировалась? Похоже, уникальная история этих сестер-близнецов дает больше вопросов, чем ответов. По крайней мере, пока.


Текст: Елизавета Минина

Читайте материалы нашего сайта во ВКонтактеЯндекс-Дзен, ЖЖ и канале в Telegram.

Adblock test (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх