На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Владимир
    Риск снижается, но все равно в итоге приводит к 100 % смертности.Инфаркт миокарда ...

Что изучает нейробиология танца?


Нейробиология танца – это новая область исследований о танце, мозге и их взаимодействии: процессах генерации и координации танцевальных движений, восприятия танца и музыки, сопряженных явлениях. Танец практикуется людьми до 1.8 миллиона лет [Hanna, 1987] и есть во всех человеческих культурах [Brown, 20064; Spencer, 1985]. В том числе ему мы обязаны успехом человека как вида [Cohen and Tarr, 2015; Tarr et al.

, 2015]: танец способствует укреплению социальных связей и ощущению единения с группой, связан с устойчивыми циклами удовольствия и повышает болевой порог. В танце активно задействуются до 16 областей мозга, и его изучение может быть полезным для понимания нейробиологии искусства, аффективных состояний и социальных проявлений, здоровья, мотивации, удовольствия и нейропластичности. 

Тем не менее, мы знаем о танце в контексте нейробиологии немного. Исследования танца и движения (dance and movement studies) стали самостоятельной областью социальных наук в поздних 1960-х, а нейробиология танца развивается лишь около 30 лет. С тех пор было написано более 4000 нейробиологических работ про грув, обучение танцам, танцевальную терапию, слуховые и зрительные переживания, связанные с танцем, танцевальные выступления и даже танцы в воображении (dance imagery). В апреле 2023 года впервые был опубликован их общий анализ. 

Систематический Обзор Исследований Нейробиологии Танца – это первый качественный обзор дисциплины. Его авторы – ученые из Центра Музыки в Мозге (Center for Music in the Brain) и других институций: Оливия Фостер Вандер Эльст (Olivia Foster Vander Elst), Питер Вууст (Peter Vuust), Питер Э. Келлер (Peter E. Keller), Мортен Л. Крингельбах (Morten L. Kringelbach) и независимый исследователь Николас Х. Д. Фостер (Nicholas H.D. Foster). 

alt

Эдгар Дега. Голубые танцовщицы


Обзор фокусируется на 133 публикациях, которые отбирались больше трех лет ключевым образом из баз NCBI, PubMed и Google Scholar по критериям оригинальности и наличия нейробиологических результатов. Первая отобранная работа относится к 1996 году, но количество исследований вырастает  только в 2000-е и 2010-е года, что связано с техническими задачами поля и их постепенным решением.

Основные методы нейробиологии танца серьезно ограничивают участников экспериментов, и ученые продолжают заниматься разработкой новых. До сих пор танцы не было опубликовано нейробиологических исследований танца в нормальной среде. Так, во время функциональной магнитно-резонансной томографии человек должен лежать, во время магнитной энцефалографии – сидеть, а позитронно-эмиссионная томография фиксирует изменения активности только в масштабе минут, что не позволяет отслеживать динамические изменения. Некоторая свобода достигается с помощью методов электроэнцефалограммы и функциональной ближней инфракрасной спектроскопии (fNIRS), которые могут использоваться во время ходьбы, но движения, исследуемые с помощью них, – лишь  приблизительно танцевальные. Новый метод Mobile Brain/Body Imaging (MoBI), состоящий из комбинации механизмов ЭЭГ/ФБИС и системы захвата движения (motion capture), позволяет нам изучать человека в свободном движении и подает большие надежды на появление нейроэргономичных работ в области (например, сейчас над таким исследованием работает Юлия Бассо). 

Танец может быть атомизированным и не связанным с музыкой, но в большинстве случаев он строится во взаимодействии с музыкой (к слову, более изученной в нейробиологии). В танце слуховая обработка ритма и мелодии порождает грув (чувство музыки, желание двигаться под нее), а грув — движение, которое становится танцевальным и иногда (например, в танце фламенко с кастаньетами) участвует в создании музыки: образуется цикл. При этом не любую музыку можно назвать танцевальной: грув наиболее сильно ощущается при прослушивании музыки со средним уровнем синкопации (смещения обычного метрического акцента в музыке на слабый ритм), вызывающим желание “выровнять” метрический рисунок движением (исследование). Музыку, в которой есть низкочастотные звуки (бас), оценивают как более грувовую  независимо от уровня ее громкости. Согласно исследованию 2019-го года,  нейронное вовлечение в грув положительно коррелирует со сложностью музыки и ее исполнителем: ритмы, генерируемые компьютером, ассоциированы с меньшим вовлечением в прослушивание. Первостепенный стимул в абсолютном большинстве танцев — ритм. Во время восприятия ритма наблюдается активность в нейронных сетях, связанных с синхронизацией движений и слухо-моторным включением. Движение под ритм так же помогает восприятию такта – нейронные отклики на ритм увеличиваются – и улучшает способность к его предугадыванию. Предугадывание ритма, предположительно, работает по тем же принципам, что и предиктивная обработка (predictive coding) другой информации, которая в танце важна и для восприятия музыки, и для тактильного и визуального восприятия движений других танцующих или преподавателя, что крайне важно в танце. 

Танец социален на всех уровнях. Эволюционные теории танца как способа невербальной коммуникации в больших группах подтверждаются исследованиями синхронизации танцующих и даже зрителей между собой.  Таким образом, во время танца могут усиливаться и подкрепляться положительным опытом социальные связи: циклы удовольствия (pleasure cycles) в танце наиболее устойчивы. Такие циклы состоят из трех фаз: желание, получение удовольствия (liking) и насыщение. В сравнении с другими источниками удовольствия, в танце более длительная и ярко выраженная вторая фаза в сочетании с менее заметной третьей.   

Кроме того, танец может влиять и на индивидуальные взаимодействия. Взаимная адаптация в групповых и парных танцах связана с ментализацией (эмоциональной восприимчивостью к другим людям) и зонами социального  вознаграждения. Исследования парных танцев указывают на активность разных участков мозга у ведущего и ведомого: роль ведущего ассоциирована с планированием и мониторингом действий, а ведомого с проприоцепцией и социальным познанием. Область MT+/V5, отвечающая за обработку визуальных движений, более активна у ведомых танцоров. Более того, активность участков мозга, отвечающих за выполнение конкретных задач в парном танце, как правило, положительно коррелировала с уровнем компетентности танцора, что позволяет делать дальнейшие выводы о связи социальных и танцевальных ролей (согласно исследованию танго) и эмпатии, уровень которой повышается в зависимости от количеством времени партнерствования в танце с одним человеком (согласно другому исследованию бальных танцев).

Обучение танцу в целом достаточно сильно влияет на структуру мозга. Например, в исследовании мозга балерин было выявлено, что у профессиональных танцоров был меньший объем белого вещества в областях обоих кортикоспинальных трактов, обеих внутренних капсул, мозолистого тела и передней поясной коры в сравнении с контрольной группой не-танцоров, чего нельзя сказать об объемах серого вещества. В работе, сравнивающей танцоров и стропоходов описывается выявление большего объема серого вещества в задней формации гиппокампа, в язычной и веретенообразной извилинах у танцоров и большего объёма серого вещества в передней формации гиппокампа и частях теменно-островковой вестибулярной коры у стропоходов. Меньший объем серого вещества у танцоров в правой передней части гиппокампа может быть результатом длительного подавления дестабилизирующих вестибулярных сигналов, а более высокий объем в задней части гиппокампа может быть результатом активного использования зрительных сигналов для поддержания равновесия. Таким образом, представляется возможным пространственное разделение зрительных и вестибулярных процессов в гиппокампе. 

Другие изменения мозга танцоров, связанные с увеличением активности сенсомоторных путей и функциональной активностью, могут отражать повышение эффективности проводящих путей, улучшение эмпатических способностей и сенсомоторных возможностей танцоров, отличную интеграцию внешних и внутренних сигналов. Обучение танцам также связывают с повышением уровня нейропластичности и улучшениям связей движения-наблюдения (action-observation network).

Танец по-разному воздействует на людей в зависимости от возраста,  в котором они начали заниматься танцем, а проблема взаимного влияния возраста и танца уже не кажется новой. В Обзоре, тем не менее, отдельно обозначается продвинутость нейробиологии танцевальной терапии именно для пожилых людей: в 24 из 31 описанных исследований терапии изучается этот вопрос. Танец по многим причинам позитивно влияет на когнитивные способности пожилых людей: старение мозга ассоциировано с атрофией серого вещества, а танцы способны увеличить продуктивность его работы и часто более эффективны, чем монотонные физические упражнения. Видимые результаты танцевальной терапии наблюдались также у людей с болезнью Паркинсона, церебральным параличом, шизофренией и депрессией. К примеру, в исследовании взрослых с церебральным параличом измерялась мощность колебания ритмов головного мозга до и после танца, и оказалось, что, по сравнению с исходным уровнем, спектр мощности был больше в тета-, альфа- и бета-диапазонах, связанных в том числе с предсонным состоянием бодрствования, расслабленным состоянием бодрствования и высшими когнитивными способностями соответственно.

 Как уже было описано выше, несмотря на успешное изучение структур мозга до или после танца, нейробиологическое исследование трудно осуществимо собственно в момент танцевального движения. В этом смысле новаторской была работа “Нейронные основы человеческого танца” Брауна, опубликованная в 2006-ом году. В рамках этого исследования танцоры-любители исполняли шаги из танго под музыку с регулярным и нерегулярным ритмом, слушали музыку без движения и, наконец, просто лежали на спине в установке позитронно-эмиссионной томографии. В результате исследования было выявлено, что передняя часть червя мозжечка участвовала в выполнении танцевальных па под музыку, правая часть мозжечка участвовала в танце в обычном метрическом ритме, а медиальная часть верхней теменной извилины  участвовала в пространственном управлении движениями ног. Эти выводы вновь указывают на то, что танец – это сложный процесс, который может быть по-разному организован в работе мозга в зависимости от внешних условий. 

Впрочем, среди 133 исследований, анализируемых в обзоре, лишь 9 посвящены изучению танца в реальном времени, и нейробиология танца продолжает быть многообещающим полем для будущей работы. Несмотря на сложность этой области науки, количество публикуемых работ растет и, безусловно, все они участвуют в производстве качественно новых идей, находящих свое применение в медицине и теории человеческих когниций.


Текст: Эмилия Биккулова

Foster Vander Elst, O., Foster, N. H. D., Vuust, P., Keller, P. E., & Kringelbach, M. L. (2023). The Neuroscience of Dance: A Conceptual Framework and Systematic Review. Neuroscience & Biobehavioral Reviews, 150, 105197. https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2023.105197

Adblock test (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх