На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

О первой в истории электрической иллюминации



Публикация подготовлена в рамках реализации культурно-исследовательского проекта по гранту президента РФ "Искусство праздничного оформления города. История и современность".

«17 сентября сожжен перед зданием первого и второго кадетских корпусов великолепный фейерверк, устроенный генерал-майором Константиновым.

Громадный хор из двух тысяч музыкантов и певчих в сопровождении пушечных выстрелов производившихся в такт музыки исполнил русский народный гимн под управлением директора Певческой Капеллы гофмейстера А.Ф. Львова. Несмотря на пасмурную погоду, освещение электрическими солнцами, огромные огненные декорации, при поразительном исполнении музыки, достойным образом заключили ряд блистательных праздников коронации». — Так описывает официальный коронационный сборник финальный аккорд коронационных торжеств императора Александра II — грандиозный фейерверк и первое в истории применение электричества в праздничной иллюминации. Вроде бы нельзя сказать, что факт наличия электрических источников света на Лефортовском поле в торжества 1856 года неизвестен, в сети полно ссылок на краткое его описание, но в исследованиях историков и искусствоведов по какой-то причине это событие упорно замалчивается. И первой электрической иллюминацией они называют оформление Кремля в дни коронации Александра III в 1883 году, тем самым отодвигая столь неординарное событие в истории на целых 27 лет. Что же произошло на самом деле в 1856 году, что это были за «электрические солнца» и кто их изобретатель?


Для того, чтобы ответить на эти вопросы, необходимо предпринять небольшой экскурс в историю развития электротехники. Еще в конце XVIII века русский физик Василий Петров начал проводить опыты по изучению электрического тока и явлений, сопровождавших его происхождение. Для этого им был создан в 1802 году крупнейший для своего времени вольтов столб (такая очень большая батарейка). Наличие такого источника тока позволило Петрову открыть электрическую дугу и предположить возможность ее применения для освещения «темных покоев». Ведь электрическая дуга создает чрезвычайно сильное световое излучение, ярче, чем Солнце.



Первые реальные попытки применения вольтовой дуги (так ее назвал в 1808 году английский ученый Гемфри Деви) относятся к 40-м годам XIX века. В 1848 году французский физик Жан Фуко создал первую дуговую лампу с ручным регулятором, а его соотечественник Аршро — с электромагнитным регулятором. Все эти опыты пока были всего лишь лабораторными экспериментами. Здесь, пожалуй, следует пояснить, что это за регуляторы такие, зачем они нужны и что регулировали. Дело в том, что источником света в дуговой лампе служит мощная электрическая дуга, возникающая между электродами — первое время их роль выполняли простые древесные угли, подсоединенные к источнику тока. Угли эти быстро сгорали и дуга гасла. Регулятор выдвигает угли на нужное расстояние, тем самым поддерживая постоянное и ровное горение. Вообще первые дуговые лампы очень мало походили на привычные для нас современные источники света. В них не было ни стеклянной колбы, ни металлической нити внутри. В наше время электрическая дуга используется более всего при электросварке металлов и выплавке стали.
Для освещения электрическую дугу впервые приспособили в России. В 1849 году академик Борис Якоби в рамках проведения опытов, осветил Невский проспект и прилегающие к нему улицы дуговой лампой, установленной на башне Адмиралтейства в Петербурге, используя для этого лампу уже упоминавшегося французского механика Аршро. Затем, в марте 1853 года профессор физики Казанского университета Савельев осветил дуговым фонарем университетский двор. Вот тут-то мы и подобрались к событиям 1856 года.




В начале 1850-х годов русский инженер, крупный изобретатель, полковник Александр Ильич Шпаковский, сблизился с другим изобретателем — тогда еще полковником Константином Ивановичем Константиновым, известным впоследствии специалистом по артиллерийскому вооружению и ракетной технике. Влияние Константинова на Шпаковского как инженера было очень значительным. Они были, почти ровесники, но к 50-м годам Константинов был уже вполне сформировавшимся техником, имевшим большой собственный опыт технолога.
В 1849 году Константинов, наряду с такими учеными как Сергей Глазенап, Борис Якоби и Юлий Фрицше вошел в специальную комиссию, которая должна была наблюдать «за производством опытов по введению в России электрического освещения». Речь идет об уже упомянутом применении дуговой лампы с регулятором системы Аршро в Петербурге. Наверняка эти опыты наблюдал и петербуржец Шпаковский. Действие дуговой лампы Аршро, еще весьма несовершенной, произвело большое впечатление на публику и ученый мир. Константинов задался целью создать русскую дуговую лампу. Погруженный в другие работы, он этого осуществить не мог. Это сделал Шпаковский: в 1854 г. его дуговая лампа была фактически уже построена, а спустя год Шпаковскому была заказана целая серия таких ламп для применения в Москве при иллюминации, готовившейся в связи с коронационными торжествами. Ведь именно Константинов, тогда уже генерал-майор, отвечал на этой коронации за устройство фейерверка на Лефортовском поле, вот он и пригласил своего товарища для работы над созданием эффектного акцента задуманному световому представлению.



Опыт освещения десятком «электрических солнц» — дуговыми лампами Шпаковского, прошел блестяще. Любопытное описание этого опыта оставил еще один известный впоследствии электротехник и изобретатель Владимир Чиколев: «Первое и весьма сильное впечатление произвело на меня электричество в 1856 году, когда я, 12-ти летний кадет, присутствовал на коронационном фейерверке в Москве, устроенном под руководством известного артиллерийского генерала Константинова. Электричество выполняло при этом две, по тому времени, грандиозные роли. Во-первых, были установлены несколько электрических солнц, как тогда называли, для которых была собрана батарея в 600 элементов Бунзена. Горели электрические регуляторы Шпаковского, под наблюдением которого было все устроено и установлено по этой части. Во-вторых, перед Царским павильоном был собран оркестр, сколько помню из 3000 музыкантов, и когда они исполняли Преображенский марш, то вместо ударов турецкого барабана, выстреливали вдали пушки, заряды которых воспламенялись электричеством. Так как музыканты стояли у самой палатки, а орудия почти в одной версте расстояния, то, чтобы выстрелы точно соответствовали такту марша, необходимо было воспламенить их несколько ранее, приняв в расчет скорость распространения звука. Говорят, что капельмейстер, сколько помню известный Львов, сам воспламенявший выстрелы при посредстве клавиш вроде фортепианных, так навострился на репетициях, что эффект был вполне удачный». Известно так же, что запал приводился в действие током от тех же гальванических элементов, которыми питались дуговые ламы.
Эти воспоминания хорошо дополняют мемуары Григория Милорадовича: «На большом балконе Головинского дворца помещалась Царская Фамилия, и я тоже, как Камер-Паж Великой Княгини Екатерины Михайловны, стоял на этом балконе, а потому видел отлично весь фейерверк. Сигналом начала фейерверка был огненный голубь, который слетел с балкона на корзину с цветами, которая вместе с колонной вдруг превратилась в розовый куст, а светлокрылая бабочка полетала к роще. После всевозможных ракет открылась картина — памятник Сусанину, воздвигнутый в Костроме; в это время музыка играла каватину из "Жизни за Царя", потом была картина — памятник Петру Великому в С.-Пб., третья картина была Триумфальные Петербургские ворота, и при появлении ее раздался народный гимн, исполненный 1000 певчими и 2000 музыкантов. Пушечные выстрелы заменяли большой барабан и литавры».



То, что эта лампа не была лишь предметом для одиночного случайного показа, а применялась ряд лет, видно из того, что, спустя 6 лет после ее первой публичной демонстрации, ее подробное описание было дано в распространенных технических журналах: Динглеровском политехническом журнале (Аугсбург, Германия) и в «Бюллетене Французского Общества содействия» (Париж). В этих журналах отмечалось, что лампа Шпаковского выделяется своими остроумными приспособлениями. После удачной демонстрации своей лампы в Москве во время коронации Шпаковский поставил опыты, сопровождавшиеся лекцией о дуговом освещении в Москве и в Петербурге. 22 сентября (4 октября) 1856 г. дуговая лампа Шпаковского была показана в зале 1-го Московского кадетского корпуса. Эти опыты были поставлены без особой подготовки, что называется «на скорую руку». При этих опытах Шпаковский получал пламя до 23 см в длину и около 8 см в ширину. При этих опытах в пламени дуги плавились и испарялись металлы, сжигался алмаз до обугливания, песок сплавлялся в «фульгуриты», т.е. в массу, которая получается из песка при попадании в него молнии. Целая серия опытов была поставлена Шпаковским для того, чтобы показать, что пламя электрической дуги может появляться на поверхности воды, если один электрод погружен в воду и т.п.
Много еще изобретений сделал впоследствии Александр Шпаковский — электротехнические приборы, паровые котлы, насосы, пожарные локомобили, светосигнальные приборы, паровая форсунка, взрывные составы, самодвижущиеся мины, ракеты, различные усовершенствования в области технологии; к этому следует добавить пионерские работы по фотографии в начале 50-х годов XIX века, технико-экономические работы, но освещение «электрическими солнцами» бывшей Анненгофской рощи оказалось не только серьезным опытом в области электротехники, но и первым в истории применением электричества в праздничном оформлении города.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх