На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Владимир
    Риск снижается, но все равно в итоге приводит к 100 % смертности.Инфаркт миокарда ...

Роберт Сапольски. Преподает нейронауки в Стэнфорде, изучает биологию поведения человека. Его спросили, что говорит наука о поведении человека в контексте событий в России и Украине.



✰ «Для начала обозначу: я понятия не имею, что именно происходит. Я не смогу найти Донецк на карте, я не знаю о чем там договаривался Борис Ельцин с Клинтоном, я не знаю можно ли считать геноцидом голодомор 1933-го года. Единственное, что я помню про Сталина - это его усы. Иными словами, здесь я не эксперт.



Да и с точки зрения морали я высказываться не могу. Я сижу тут в 10-ти без малого тысячах километров, и самое большое мое несчастье в том что стиральная машина вот-вот сломается. Иными словами, любые мои моральные оценки ситуации не стоят ни черта.

Зато по этому поводу есть что сказать науке об эволюции и деволюции поведения.

Мы примерно понимаем к чему сводится эволюция поведения: существа стремятся передать копии своих генов будущим поколениям, плодиться и приумножить свой репродуктивный успех…

Но это лишь один из подходов. Есть и второй, а именно - иногда успешно сохранить в будущих поколениях свои гены можно, помогая своим родственникам. Чем ближе степень родства, тем больше у вас общих генов и тем больше мотивации у вас им помогать. В этом суть одной чудесной фразы «я готов умереть за двух родных братьев или за восемь двоюродных». Это родственный отбор. В конечном счете именно он объясняет, почему у всех социальных видов разделение на своих и чужих завязано именно на родстве.

Возникает вопрос: откуда животные знают, кто им родня? Да легко: крысы, например, по запаху понимают, родственник ли перед ними, и насколько близкий - благодаря феромонам, благодаря химическим сигналам, которые свойственны каждому отдельному животному. Рыбки! У них то же самое: одни выделяют сигнальные феромоны, по которым другие понимают, кого они встретили - сестру, с которой их давно разлучили или кого-то чужого.

Люди же по запаху родственников узнавать не умеют. Нам приходится думать. А как только мы начинаем думать и решать, кто свой, а кто чужой, появляется пространство для манипуляций. Определенные суждения можно навязать.

Иногда в результате этого люди кажутся нам роднее чем они есть на самом деле. Любая армия это знает, есть даже такое понятие - «искусственное родство»: берешь молодняк, растишь их вместе, добавляешь разные ритуалы, и они чувствуют себя одной семьей. Не зря многие часто называют своих сослуживцев братьями по оружию. Они готовы друг за друга убить и умереть.

Но иногда нас заставляют считать, что кто-то на нас совсем не похож, хотя это не так. Это можно провернуть, поделив всех на группы, объявить что у тех язык какой-то ненастоящий или религия примитивная, да и вообще исторически их не существует. Англия веками так относилась к ирландцам, многие израильтяне так относятся к палестинцам. В геополитическом смысле таким образом очень легко лишить группу людей легитимности.

Но если вы хотите представить других людей совсем чужими, так чтобы их и людьми назвать было нельзя, иными словами - хотите их дегуманизировать, то лучший способ выставить их отвратительными, когда сами они неприятны и питаются непонятно чем, и молитвы у них ужасные, и даже любят они мерзко. Разве можно считать их людьми?

И вот уже от одного лишь упоминания этих «монстров» вам становится дурно. Еще чуть-чуть и вы хотите им навредить. Примеров у нас предостаточно! В Руанде во времена геноцида хуту называли тутси (жертв геноцида) тараканами и призывали их давить. Нацисты называли евреев крысами, вредителями. Европейские националисты всех сортов говорят об исламе как о раковой опухоли и средоточии зла.

Отвращение, которое возникает в эти моменты, связано с одной интересной частью мозга - с так называемым островком. Возьмем для примера крысу. Если она вдруг откусит кусочек гнилого мяса, через десятую долю секунды островковая кора среагируют, крыса все выплюнет, желудок сожмется и ее начнет тошнить. Всё - для того, чтобы не дать ей отравиться.

У нас подобный механизм тоже есть, но едой его работа не ограничивается. Стоит вам просто услышать рассказ о том, как один человек отвратительно бессердечно и невероятно жестоко обошелся с кем-то другим, активируется та же область мозга - островок, возникнет моральное отвращение, может стать физически плохо и даже затошнить.

Островок вызывает реакцию не только на плохое еду, но и на морально порицаемое поступки. Нейроны миндалевидного тела не отличат плохую еду от истории о плохих поступках другого человека.

Если дело доходит до того, что один лишь разговор о тех «отвратительных монстрах» вызывает реакцию островной коры, подтолкнуть вас геноциду будет не так-то сложно и такие случаи были. Вот отличный пример начала 90-х.

Ирак под руководством Саддама Хусейна вторгся в Кувейт США встали перед выбором: вступать ли в войну и защищать ли Кувейт. Мнения в конгрессе разделились. Но вдруг кое-что произошло. Внезапно появилась одна девушка, она работала медсестрой в детской больнице в Кувейте и смогла убежать из страны.

Она пришла в Конгресс США и рассказала об ужасах, которые видела: иракские солдаты (утверждала она) ворвались в больницу, разворошили каждый ящик, разворовали все, что смогли, забрали инкубаторы, а младенцев бросали умирать на полу. Вся Америка слышал рассказ медсестры или читала об этом в газетах, и каждый только и мог сказать: «это же просто звери! Нелюди!» После этого 2 сенатора поменяли свое мнение, и их голосов хватило чтобы мы начали войну против этих «монстров».

Позднее оказалось, что история – ложь. Та девушка никогда не работала медсестрой в больнице. Она была родственницей посла Кувейта в США, рассказ ее был хорошо поставлен одним из американских PR-агентств, а проплачено это все было американским правительством.

Эта девушка с позволения наших властей сидела и врала нам в лицо, мы слушали ее и думали что в Кувейт ворвались настоящие монстры, которых и людьми назвать язык не поворачивается. Так началась тогда война.

Столь топорная дегуманизация других делается ради того, чтобы мы перестали считать друг друга людьми. Но наука говорит, что нет человека, отличающегося от нас настолько, чтобы его убийство не считалась убийством человека» ✰

Картина дня

наверх