Свежие комментарии

  • Кто Где
    Чтобы были мама, папа и много детей нужна хорошая постель? М “любит” ж и вот они начали жить вместе. Бум. Родился реб...Изыми с глаз моих!
  • вячеслав харченко
    По каким таким хохлам тебе чё то видно? По вам, гейропейцам, видно конкретно.Изыми с глаз моих!
  • Фил
    Видно по вам- хохлам как вы разобралисьИзыми с глаз моих!

Дочь графа Орлова не благословила наследника на брак с бедной и 24 года оплакивала единственного сына

Поединки в Российской империи находились под запретом до конца XIX века. Со школы знаем два вызова, которые прогремели на всю страну (в 1837 и 1841-м). Но в 1825 году был еще один: из-за чести девицы Черновой.

Богатая мать не хотела видеть женой единственного сына бедную и неродовитую дворянку. В результате всю жизнь оплакивала единственного сына и потратила миллион в память о нем.

***

Знаменитых братьев Орловых, что возвели Екатерину II на русский трон, – пятеро. Самый младший в перевороте не участвовал по малолетству. Одну из дочерей назвал в честь императрицы.

Графиня Екатерина Орлова вышла весьма поздно и неудачно за некоего Дмитрия Новосильцева. Через год после венчания супруги разъехались. 30-летняя дама погрузилась в заботы о единственном сыне, названном в честь деда Владимиром.

Владимир Дмитриевич Новосильцев. Портрет: яндекс.картинки.
Владимир Дмитриевич Новосильцев. Портрет: яндекс.картинки.

Владимир Новосильцев матушку радовал: ростом и статью в Орловых, самый красивый из потомков знаменитых братьев; хорошо учился, блистал в обществе, служил в лейб-гвардии, в 22 года Владимир Новосильцев – самый молодой флигель-адъютант Александра I.

Так почему осенью 1825 года Екатерина Новосильцева похоронила единственного сына?

***

В музее истории Санкт-Петербурга хранится портрет:

Генерал Пахом Чернов, отец Екатерины и Константина.
Генерал Пахом Чернов, отец Екатерины и Константина.

Это генерал-майор Пахом Кондратьевич Чернов, участник сражений 1812-го года. Не знатен и небогат: дворянство получил в 1804 году, а генералом стал в 1819-м. Супруга с недворянским именем – Аграфена, правнучка архитектора Доменико Трезини.

Блестящий флигель-адъютант Владимир Новосильцев оказался в Москве, влюбился в красавицу Екатерину Пахомовну Чернову и сделал ей предложение руки и сердца в августе 1824 года. Родители девушки согласие дали, объявили дату свадьбы и стали готовиться.

Дочь графа Орлова повела себя… своеобразно. Орловы все отличались особой спесью, а тут Екатерина Владимировна в глаза говорила одно (и согласие на брак сына дала!), а за глаза:

«Могу ли я согласиться, чтобы мой сын, Новосильцев, женился на какой-нибудь Черновой, да ещё вдобавок и Пахомовне. Никогда этому не бывать!»

Когда мать Новосильцева передумала благословлять сына, Владимир отказался от брака: выбора у него не было. Венчание без разрешения отца и матери аннулировали, а участников судили гражданским и церковным судами, согласно законам Российской империи.

В те годы (в 1820-е) считалось постыдным для девушки любого сословия, если объявлялось о свадьбе, а жених отказывался вести под венец (причину искали в изъянах невесты, мол, узнали о ней что-то дурное... поэтому отказались породниться).

О свадьбе Новосильцева и Черновой знали и Москва, и столица.

Черновы поставили Новосильцеву условие: раз не женишься, то чтобы больше никогда не подходил к Екатерине.

Но на одном из балов некто (по незнанию или для развлечения!) поставил Владимира Новосильцева в неловкое положение: подвел к флигель-адъютанту Екатерину Чернову для танца. Отказываться танцевать с бывшей невестой – ещё больше компрометировать девушку. Сплетники оживились, а Черновы возмутились.

Сыновья генерала Чернова переписывались друг с другом:

«Желательно, чтобы Новосильцев был наш зять; но ежели сего нельзя, то надо делать, чтоб он умер холостым, хотя сие прелестное творение заслуживает и лучшей участи» (Сергей Чернов – Константину).
Савченко Б.А. Знаменитые дуэли. М., 2005. С.54.

А вот мнение отца-генерала:

«У меня четыре сына, и пусть каждый по очереди вызывает Новосильцева. Если вы все будете перебиты, то стреляться буду я!»

С Новосильцевым захотел стреляться Константин Чернов, но вмешались должностные лица высокого ранга.

Под угрозой потерять единственного сына Екатерина Владимировна Новосильцева даёт согласие на брак, но… начинает придумывать разные причины, чтобы отложить свадьбу. На что рассчитывала дочь графа Орлова? Бог весть…

В светском обществе всегда развлекались слухами и сплетнями. Старались и в 1824-1825 годы: пустили оскорбительный для Новосильцева слух: Черновы заставляют его жениться на бесприданнице Екатерине.

Уже Новосильцев вызывал Константина Чернова, причем условия для поединка невероятные: с 3 шагов! Опять замяли.

Прошел год после предложения руки и сердца. Дату венчания назначали несколько раз, оповещали родных и знакомых, и … пшик.

Даже в наше нестыдливое плебейское время подобное вызвало бы массу кривотолков, а что происходило в 1824-1825 годы в среде дворян и офицеров – трудно представить.

Назревал новый вызов, а гордая дочь графа Орлова по-прежнему действовала своими методами: подключала административные ресурсы. В сентябре 1825 года генерал Пахом Чернов получил приказ от начальника «прекратить дело».

Но Пахом Чернов служил в одной из губерний, а Константин Чернов и Владимир Новосильцев встретились на окраине Санкт-Петербурга. Промахнуться двум офицерам с 8 шагов невозможно, не стало обоих: и недожениха, и брата.

Памятник, поставленный на месте дуэли в XX веке. Фото: яндекс.картинки
Памятник, поставленный на месте дуэли в XX веке. Фото: яндекс.картинки

Сына Екатерина Владимировна застала еще живым. Гордая дочь Орлова даже возле уходящего в иной мир сына по-прежнему думала, что деньгами можно добиться всего.

 

Владимир Новосильцев лежит на постоялом дворе на окраине столицы со «свинцом в печени», к нему позвали величайшего врача тех лет – Николая Арендта.

Николай Арендт, лейб-медик, величайший хирург своего времени.
Николай Арендт, лейб-медик, величайший хирург своего времени.

Доктор славился тем, что его подопечные выживали даже в сложных случаях. Мать пообещала Арендту 1000 рублей за спасение сына.

Но 14 сентября 1825 года Владимира Новосильцева не стало.

Жизнь Екатерины Новосильцевой изменилась с этого дня: она потратила 1 миллион рублей на памятник на могиле, купила постоялый двор, в котором не стало сына, на его место построила храм; поселилась возле монастыря, где упокоился ее сын.

Екатерина Владимировна Новосильцева, не снимала траур оставшуюся жизнь. Портрет: яндекс.картинки.
Екатерина Владимировна Новосильцева, не снимала траур оставшуюся жизнь. Портрет: яндекс.картинки.

Дом покидала только ради посещения бедных (раздачи милостыни) и церковных служб. Митрополиту Московскому Филарету говорила:

«Я убийца моего сына, помолитесь, владыко, чтобы я скорей умерла».

Скоро не получилось: Екатерины Владимировны не станет в 1849 году, в возрасте 78 лет. Она будет ухаживать за пожилым отцом, похоронит мужа, с которым 35 лет не жила.

Эти годы Дмитрий Новосильцев не монашествовал: обзавелся внебрачными детьми, Екатерина Владимировна щедро облагодетельствует и их.

Константина Чернова похоронили всенародно: многих в России возмутило поведение Новосильцевых.

А как жила опозоренная и похоронившая брата и жениха Екатерина Пахомовна Чернова? И после сентября 1825 года оставалась объектом для сплетен и слухов.

Она тихо вышла замуж в 1832 году, родила 8 детей. Сохранилась фотография Екатерины Лемох в зрелые годы:

Фотография Екатерины Пахомовны Чернова в старости.
Фотография Екатерины Пахомовны Чернова в старости.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх