Свежие комментарии

  • Мистер Скептик
    Если разорятся естественным образом, значит с образованием ещё всё не так уж плохо.Новая Хронология ...
  • Мистер Скептик
    А семьи не завёл.Другие Романовы. ...
  • Мистер Скептик
    Зато сэкономили.Как Деве Марии на...

Политкорректность съела Кука

Недавно Массачусетский технологический институт (MIT) уничтожил базу данных из 80 миллионов картинок (32 на 32 пикселя), используемую для обучения искусственного интеллекта и компьютерного зрения, процитированную более 1700 раз [1]. Причина — некоторые картинки и метки к ним сочли расистскими или оскорбительными: «предубеждения, отраженные в этих изображениях, мешают усилиям по формированию культуры инклюзивности в сообществе компьютерного зрения». Оказалось, что это важно, даже несмотря на то, что изображения не предназначены для человеческих глаз, а база данных формировалась автоматически.

Как вы знаете, в США сейчас бушуют протесты и беспорядки, искру которых зажгло убийство афроамериканца Джорджа Флойда белым полицейским. История про базу данных изображений – лишь один из множества неожиданных примеров того, как дискуссия о расизме затронула научное сообщество.

В журнале Science, помимо научных работ, публикуют и журналистские статьи, одна из которых навела меня на особенно тревожные мысли. Начинается статья с истории Арин МакГи — афроамериканки, изучающей герпетологию – науку о рептилиях. У англоязычных герпетологов есть термин «Noosing», который переводится как ‘ловля арканом или силком’.

МакГи предлагает заменить слово на «lassoing», ‘ловить с помощью лассо’. Потому что ей «жутко быть единственным черным человеком, когда ты находишься в глуши, быть окруженной белыми людьми, употребляющими слово «Noosing»». Это слово напоминает ей о жестоких линчеваниях темнокожих людей белыми в США в XIX и XX веках.

Разумеется, вопрос, как называть ловлю ящериц, едва ли заслуживал бы публичного внимания, если бы не вписывался в более широкий тренд, который подмечает Science. В Университетском колледже Лондона обсуждают переименование зданий, названных в честь Гальтона и Пирсона. Первый ввел термин «евгеника», который он определил так: «Изучение всех факторов, находящихся под управлением общества, которые могут улучшать или ухудшать как физические, так и ментальные расовые качества будущих поколений».

Пирсон же обвиняется в том, что вывел коэффициент корреляции, названный его именем, изучая иностранную миграцию в Великобританию, и основал один из журналов, посвященных евгенике. Досталось и еще одному стороннику евгеники — пожалуй, самому влиятельному специалисту в области статистики — Рональду Фишеру. Его имя собираются убрать с витража в Кембридже. Не повезло и Карлу Линнею, который придумал способ классификации видов, используемый по сей день, но также разбил вид Homo Sapiens на расы. Некоторые научные общества хотят переименовать мероприятия, названные в честь ученого. Из биологов за евгенику досталось еще и Кларенсу Куку Литтлу. Я, к сожалению, не смог найти, какие именно взгляды на этот счет он постулировал, но узнал о его работах по изучению генетической предрасположенности к раку у различных линий мышей, а также механизмов отторжения трансплантатов.

Чтобы вы понимали, речь идет в том числе и о величайших ученых прошлого. Только недавно я использовал статистический тест Фишера в собственном исследовании. Если бы использование этого теста не было рекомендовано одним из рецензентов, я бы уже начал переживать, что статью не примут из-за упоминания неугодного имени. Линней, наверно, следующий по известности биолог после Дарвина и ученых, открывших, что ДНК представляет собой двойную спираль, — Уотсона и Крика. Причем Уотсон, как известно, также оказался в центре скандала, связанного с темой расы. Дарвин тоже не в безопасности, ведь он, хоть и был гласным противником распространенного в его эпоху рабовладения, все же называл аборигенов словом «savages», имеющим на английском следующие значения: ‘грубые, жестокие, дикари’. За это некоторые СМИ уже и его окрестили расистом.

Всю жизнь, насколько себя помню, я был противником расизма. О человеке сто́ит судить по его поступкам и достижениям, а не по цвету его кожи, полу, происхождению, достижениям его предков. Еще я всегда считал, что мир не делится на черное и белое. У всех людей есть скелеты в шкафу, идеи, с которыми кто-то будет не согласен. Только в сказках и фильмах про супергероев можно встретить как безупречных рыцарей в блестящих доспехах, так и абсолютное зло, не имеющее мотива и не заслуживающего сострадания. Ну хорошо, еще в некоторых политических агитках.

Пугает меня даже не то, что людей прошлого судят по стандартам современности, но то, что многогранная оценка личности и достижений человека схлопывается до бинарной классификации «расист — не расист», которая на волне эмоций и переживаний возводится в некий абсолют. Причем под расизмом уже давно не понимается стремление кого-то угнетать, лишать прав или унижать. Можно бороться с дискриминацией, но стоит неаккуратно высказаться — и все пропало, ты, оказывается, расист.

Верно и обратное: для того чтобы о тебе написали в журнале Science, можно совершить выдающееся научное открытие, а можно выразить популярную политическую позицию. У той же Арин МакГи я нашел ровно две публикации в Scopus. Одна научная, а другая про активизм. Самое показательное, что у статьи про науку — 0 цитирований, а у статьи про активизм — 19. Единственная статья по герпетологии нашлась через поиск по профилю в Google Scholar, и это методическая заметка на полстраницы.

Но и это не самое страшное. Сейчас в США наблюдается реальная катастрофа, связанная с коронавирусной инфекцией. Долгое время число новых случаев в день шло на спад, но вот начинаются массовые протесты, и мы видим второй пик эпидемии, который уже выше первого и продолжает расти. Тринадцатого июля вышла заметка, собравшая воедино редакторские статьи о связи COVID-19 и расизма, появившиеся в журналах Nature, Science и трех ведущих медицинских журналах [3]. Они довольно похожи по смыслу и содержанию, поэтому я приведу лишь самый яркий пример:

«Группы людей, которые рассматривают протесты как один из возможных двигателей распространения случаев COVID-19, отмечали, что это лицемерие со стороны врачей, поддерживающих протестующих сейчас, когда лишь несколькими неделями раньше они ругали большие скопления людей за распространение COVID-19. Противопоставление между протестами против расизма и контролированием COVID-19 — ложная дихотомия. Приведут ли толпы к большему числу случаев COVID-19? Да. Но к этому приводит и расизм», — пишет British Medical Journal.

Понимаете, утверждается, что расизм разжигает эпидемию в США! Но ведь нельзя же валить все беды на один фактор. В США ситуация с коронавирусом худшая в мире. При этом сложно сказать, что США какая-то особенно расистская страна. Скорее наоборот: страна известна на весь мир своей борьбой с расизмом и иными формами дискриминации. Так это выглядит как со стороны, так и изнутри, благо мне недавно довелось поездить по этой стране.

Про расизм в науке — вообще отдельная тема. Недавно тринадцать редакторов журнала Cell обнаружили, что среди них нет ни одного темнокожего и это доказывает, что в науке есть проблема расизма [4]. В качестве решения они сделали ряд эксклюзивных предложений для авторов, отличающихся цветом кожи. Мне сложно представить, чтобы человек, читающий или цитирующий научную статью, пошел проверять цвет кожи автора, редактора или рецензентов. Как раз потому, что цвет кожи в науке не имеет значения.

Если считаете, что в науке расизм — расширяйте использование анонимных подач научных статей, чтобы никто не мог сказать, что ему отказали из-за цвета его кожи или страны происхождения. Только кажется, что редакторы предлагают ровно противоположное.

Но самый главный вопрос, который никто не задает — научный. И я правда не знаю на него ответ. Надеюсь, что он есть у протестующих. Как влияют на отношение к расизму подобные меры и статьи? Было бы интересно, если бы кто-то из социологов провел исследование. Дать людям почитать статью Science, упомянутую в начале поста, либо нейтральную статью. И посмотреть на отношение к расизму респондентов до и после прочтения.

А как это все влияет на отношение людей к науке? Не ставится ли под угрозу имидж беспристрастности ученых, занимающихся поиском научной правды? Учитывая, что наука — международный общественный проект, не чувствуют ли редакторы западных научных журналов свою ответственность перед сообществами других стран, в которых некоторые перегибы используются воистину авторитарными политиками, выступающими против законов о домашнем насилии, оправдывающими дискриминацию людей по признаку их сексуальной ориентации или полу и проверяющими мороженое «Радуга» на пропаганду гомосексуальности, чтобы сказать народу: «Вы же не хотите как на Западе?»

Потому что идея оказаться в одном ряду с Пирсоном, Фишером, Линнеем, Уотсоном и прочими учеными, о личных взглядах которых большинство людей никогда бы и не узнало без всех этих скандалов, может показаться кому-то соблазнительней других альтернатив.

На картинке к посту, являющейся компиляцией почти 80 миллионов изображений, вы можете увидеть и несколько тысяч, которые так возмутили нескольких аспирантов, пожаловавшихся на базу данных MIT.

Политкорректность съела Кука

[1] https://venturebeat.com/2020/07/01/mit-takes-down-80-million-tiny-images-data-set-due-to-racist-and-offensive-content/
[2] https://www.sciencemag.org/news/2020/07/amid-protests-against-racism-scientists-move-strip-offensive-names-journals-prizes-and
[3] https://www.bioedge.org/bioethics/covid-19-driven-by-racism-say-major-journals/13469
[4] https://www.cell.com/cell/pdf/S0092-8674(20)30740-6.pdf
Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх