На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Владимир
    Риск снижается, но все равно в итоге приводит к 100 % смертности.Инфаркт миокарда ...

Люди, купившиеся на шарлатанство, не заслуживают смерти

Некоторые испытывают самодовольное чувство превосходства, читая, как люди пострадали или погибли из-за шарлатанства. Они настаивают, что жертвы каким-то образом сами виноваты и что по какой-то причине они этого заслуживают.
Слушайте этот материал на iTunes, Google Podcasts, Яндекс.Музыка или в плеере:
На самом деле шарлатанство не подразумевает информированного добровольного согласия и часто предполагает обман отчаявшихся людей — крайне уязвимой категории. Поэтому нельзя сказать, что здесь есть место для выбора. За поджог или грабеж мы никогда не наказываем их жертв, поэтому нет смысла наказывать жертв шарлатанства. Наконец, защита потребителей является важной частью научного скептицизма.


Люди, которые обвиняют жертв шарлатанства, используют такую рационализацию, как грубое непонимание эволюции, биоэтики и роста населения.
Шарлатанство не предполагает информированного добровольного согласия
Обычно (и ошибочно) считается, что жертвы шарлатанства «делают свой выбор», после чего им приходится страдать от его последствий. Однако для того, чтобы слово «выбор» имело хоть какой-то смысл, этот выбор должен быть добровольным и осознанным.

Шарлатанство же фактически искажает фактическую информацию настолько, что доказательства как бы подтверждают его. Шарлатаны продвигают поддельные «лечебные процедуры» в реальные медицинские условия. Эти якобы «методы лечения» как правило не проверяются. Если они и проходили тестирование, результаты обычно показывали, что такое «лечение» неэффективно или даже вредно.

Поэтому шарлатанство — это мошенничество, нацеленное на уязвимых людей, которые часто находятся в отчаянии. Поэтому нельзя сказать, что быть обманутым, поддавшись шарлатанству — это выбор. На самом деле это афера, но об этом не принято говорить.

Напротив, мошенники активно вводят своих жертв в заблуждение. В конце концов, разве кто-то нанес бы на кожу разъедающую черную мазь, если бы этому человеку как следует объяснили, что она не помогает лечить рак и может буквально погубить большие участки ткани?
Мы не наказываем за преступление
его жертв
В целом, демократические страны не наказывают жертв преступления за это преступление. Людей, которые были ограблены, не сажают в тюрьму за грабеж. Людей, чей дом был сожжен кем-то другим, не наказывают за поджог. Люди, оказавшиеся жертвами изощренных мошенничеств в интернет-банках, не наказываются за фишинг.

Большинство людей сочли бы крайне абсурдным наказание этих жертв за совершенное против них преступление. Очевидно, что существует серьезная разница между преступником и жертвой. За преступление должен быть наказан преступник, а не жертва.

Тем не менее, когда дело касается шарлатанства, многие люди как будто не видят проблемы в обвинении и наказании за преступление самой жертвы. Они ошибочно полагают, что преступники просто пытаются заработать и что это как-то оправдывает преступление. Также жертв порицают за то, что они «попались на такую очевидную аферу» и что им нужно быть более сознательными.

Если бы жертвы поджога наказывались как поджигатели, вряд ли бы кто-то стал утверждать, что поджигатель просто пытается подзаработать, и что пострадавший должен был построить свой дом из твердых сплавов, покрытых огнеупорным материалом. Если бы кто-то так высказался, большинство людей, вероятно, признало бы это как крайнюю форму обвинения жертвы и защиты преступника.

Таким образом, настаивать на том, что человек, который пострадал от шарлатанства, виноват или должен быть наказан, также глупо, как утверждать, что жертвы насильственных преступлений виноваты или должны быть наказаны. Обвиняйте преступников, но не жертв.
Зачастую жертвы очень уязвимы
Многие люди, узнав, например, что кто-то потратил десятки тысяч долларов на мошенника-экстрасенса, часто ставят себя на место жертвы. Затем они заявляют, что сами никогда бы не попались на такое, и порицают пострадавшего в самодовольной и высокомерной манере за то, что его так легко одурачить.

В действительности люди, которые становятся жертвами мошенничества или других форм шарлатанства, как правило уязвимы — например, из-за болезни или определенной жизненной ситуации, делающей их особенно уязвимыми (например, любимый человек умирает или уже умер). Поэтому недопустимо ставить себя на их место, не принимая во внимание особо уязвимое состояние, в котором они находятся. Эти состояния сложно представить тем, кто не прошел через них.
Защита потребителей — важнейшая часть научного скептицизма
Некоторые компании обманывают своих клиентов, продавая не соответствующие заявленным требованиям или даже опасные продукты. Есть много примеров мошеннических продуктов, в том числе пояса для потери веса, неэффективное оборудование для тренировок, гомеопатические таблетки и многие другие. Поскольку научный скептицизм заключается в поиске фактов, стоящих за сенсационными заявлениями, защита потребителей является его основной частью.

Что не является основной частью научного скептицизма, так это защита недобросовестных корпораций, продающих некачественные, неэффективные и опасные продукты. Таким образом, нет никакого смысла отвергать жертв шарлатанства словами «сами напросились» и выдумывать несуразные оправдания для преступников.
Это отказ от здравого смысла
Отказ от защиты жертв шарлатанства и надлежащего осуждения преступников является отказом от здравомыслия. Это дает шарлатанам и другим мошенникам свободу действий, и вместе с этим предъявляет жесткие требования к жертвам. Это до странности противоречит здравому смыслу. Научный скептицизм, позволяющий преступникам свободно выманивать деньги у людей, перестает быть научным скептицизмом как таковым. Виновные в шарлатанстве должны быть привлечены к ответственности.
Опровержение ошибочных рационализаций
Каждый раз, когда указывается, что жертвы шарлатанства не заслуживают страданий или смерти, какие-то иррациональные и злобные люди появляются непонятно откуда и выплескивают свои озлобленные доводы. Они не в состоянии спорить на основе фактов, поэтому выдвигают различные ложные утверждения, в том числе неверные представления об эволюции, биоэтике и перенаселении.
«Но это естественный отбор!»
Естественный отбор так не работает. Погибшие из-за шарлатанства — это не естественный отбор, выполняющий свою работу, потому что в данном случае присутствуют не все критерии естественного отбора. Эти критерии — наследуемая генетическая изменчивость и дифференциальная репродукция.

Совсем не очевидно, что доверчивость к шарлатанству связана с конкретными наследственными генетическими вариациями этого признака (если это вообще можно назвать признаком). Может оказаться, что существуют наследуемые генетические вариации (для чего-то другого), которые увеличивают риск поддаться шарлатанству, но никаких специализированных исследований по этому вопросу не проводилось. В действительности, склонность к шарлатанству во многом обусловлена обстоятельствами (например, ситуацией, когда жертва особенно уязвима), а не каким-то конкретным генетическим фактором.

Также вовсе не факт, что склонность быть обманутым — это то, против чего будет идти отбор в более широком биологическом и социальном контексте. Любой генетический фактор риска уязвимости к шарлатанству может быть связан с десятками других признаков и манер, которые вполне могут быть полезными и могут доминировать, поэтому сумма воздействия заключается в том, что генетические вариации оказываются выгодными.

Например, легкая убеждаемость может увеличить риск поддаться шарлатанству, но также может снизить риск подвергнуться остракизму в обществе. Таким образом, выгода от повышения просоциального поведения может компенсировать любой ущерб, связанный с увеличением шансов попасться на удочку шарлатанов.

Также могут существовать социальные взаимосвязи, которые опровергают идею «естественного отбора, выполняющего свою работу». Люди, использующие альтернативную медицину, могут с большей вероятностью увлекаться ЗОЖ, включая отказ от курения или употребление большего количества фруктов и овощей.

Попытка подать естественный отбор как способ оправдать обвинение жертв шарлатанства — также некоторая форма апелляции к природе. Даже если бы это было чем-то естественным или частью природного процесса, это не делает такое поведение морально оправданным. Есть много вещей, происходящих в природе, которые были бы сочтены морально отвратительными, если бы они имели место в человеческих семьях или сообществах.
«Но ведь это их выбор!»
Шарлатанство не предполагает информированного добровольного согласия. Быть обманутым мошенниками — это не выбор.
«А как же личная ответственность?»
А как насчет личной ответственности преступников? В конце концов, мы не наказываем жертв грабежа, поджога или других злодеяний за эти преступления. Мы наказываем только преступников. Таким образом, нет смысла настаивать на том, что это вина жертв шарлатанов.
«Но ведь перенаселение!»
Лучший способ борьбы с перенаселением — улучшение жизни беднейших слоев населения. Доступ к медицинскому обслуживанию, образованию и противозачаточным средствам означает, что умирает меньше детей (поэтому вам не нужно заводить столько детей, чтобы обеспечить выживание некоторых из них) и что легче планировать, сколько детей у вас будет. Меньше детей — ниже риск перенаселения. За подробностями обратитесь к отличному видео от GapMinder «Приведет ли спасение бедных детей к перенаселению?» с Гансом Рослингом. На самом деле то, что мы видим прямо сейчас, показано в учебном видео «Как изменилось число детей на одну женщину в разных регионах?».
«Но дефицит ресурсов!»
Шарлатанство крадет время, деньги, здоровье и жизнь человека. Именно оно способствует нехватке ресурсов, а вовсе не научный скептицизм или защита потребителей.
«Но автономия пациентов!»
Во-первых, поскольку шарлатанство отрицает информированное добровольное согласие, на самом деле виновные и их действия несовместимы с автономией пациента. Во-вторых, автономия пациента — не единственный принцип биоэтики, который необходимо соблюдать.

Три других основных принципа биоэтики: отсутствие вреда, милосердие и справедливость. Как можно «не навредить», подсовывая шарлатанство уязвимым людям? Как можно милосердно обманывать людей, чтобы они соглашались на неэффективные и потенциально опасные методы псевдолечения реальных заболеваний? Каким образом это справедливо?

Ответ, конечно же, заключается в том, что шарлатанство несовместимо со всеми четырьмя основными принципами биоэтики. Наконец, отвергать утверждение о том, что жертвы шарлатанства каким-то образом заслуживают смерти, — это не то же самое, что вынуждать их сделать хоть что-то.
Вывод
Обвиняйте в шарлатанстве преступников, а не их жертв.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх