Свежие комментарии

  • Ангел Смерти
    Везучая девица лёгкого поведения.Куртизанка - прин...
  • Мистер Скептик
    Имена между языками переводятся вообще очень странным образом. В современном русском языке есть 2 отдельных имени Фёд...Почему Генрих — н...
  • Мистер Скептик
    У них больше возможных вариантов.У осьминогов нашл...

Десять лет истории науки: основатель эволюционной физиологии. Часть первая

7 июля 2022 года исполнилось 140 лет со дня рождения выдающегося отечественного физиолога, основателя Института эволюционной физиологии и биохимии имени И.М. Сеченова Российской академии наук, академика Леона Абгаровича Орбели — удивительно разностороннего человека, создателя эволюционной физиологии как самостоятельной науки. 16 сентября 2022 года в Санкт-Петербурге в ИЭФБ РАН прошла Юбилейная конференция в честь 140-летия со дня рождения академика Л.А. Орбели «Эволюция физиологии». Конференция прошла в рамках мероприятий Десятилетия науки и технологий в России. Наш портал присоединяется к десятилетнему проекту «Десять лет истории науки», который запустили издания «Живая история науки», Indicator.Ru и Inscience.News и рассказывает о прошедшей конференции и о самом Леоне Орбели.

alt

Первая часть конференции была посвящена личности Леона Абгаровича Орбели, его времени, семье, друзьям и коллегам. Во вступительном слове директор ИЭФБ РАН Михаил Фирсов вспомнил основные вехи биографии юбиляра. Леон Абгарович Орбели – человек действительно грандиозного, космического масштаба: действительный член Академии наук СССР, действительный член Академии медицинских наук СССР и Академии наук Армянской ССР, Герой Социалистического Труда, заслуженный деятель науки РСФСР, лауреат Государственной премии СССР, генерал-полковник медицинской службы.

 

Он родился 7 июля 1882 г. в армянском Цахкадзоре в семье известного судебного деятеля Закавказья — Абгара Иосифовича Орбели. Талант большого человека и выдающегося ученого у братьев Орбели – Рубена, Леона и Иосифа — был заложен в семье с древними традициями. Отец, Абгар Иосифович Орбели, окончил юридический факультет Петербургского университета, а дядя, Давид Иосифович Орбели, был известным в Тифлисе психиатром и невропатологом. Мать ученых – Варвара Мовсесовна принадлежала к знаменитому княжескому роду Аргутинских-Долгоруких. Дед – Иосиф Иоакимович Орбели – был воспитанником знаменитого Лазаревского института восточных языков в Москве. Усилия семьи были направлены на то, чтобы привить сыновьям любовь к науке. Рубен и Иосиф поступили в Петербургский Университет, а Леон – в Военно-медицинскую академию. Его учителями были классики науки: анатом А.И. Таренецкий, гистолог М.Д. Лавдовский, зоолог Н.А. Холодковский (известный переводчик «Фауста»). Учителем и другом на всю жизнь стал Иван Петрович Павлов. В лаборатории Павлова Орбели выполнил первое экспериментальное исследование «Сравнение работы пепсиновых желез до и после перерезки ветвей блуждающих нервов» (1903), удостоенное Конференцией академии Золотой медали. С Военно-медицинской академией были связаны больше полувека жизни Орбели. Здесь он вырос от студента до ее начальника.

alt

В 1931 году Орбели избирается членом-корреспондентом АН СССР, в 1934 по совокупности работ ему присуждена ученая степень доктора медицинских наук (обычно все происходит наоборот), а в 1935  он становится действительным членом АН СССР. В 1936 году, после кончины Ивана Павлова, Орбели был назначен директором Физиологического института им. И. П. Павлова, в 1939 г. становится директором Института эволюционной физиологии и патологии высшей нервной деятельности им. акад. И.П. Павлова. С 1943 по 1950 годы Орбели был начальником знаменитой Военно-медицинской академии. В 1943 году он был награжден орденом Красной Звезды. В 1944 году во время организации АМН СССР Леон Абгарович становится академиком АМН СССР, в том же году получает звание генерал-полковника медицинской службы. В 1945 году Л.А. Орбели было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот». В 1950 г. после позорной «антиорбелиевской» сессии АН и АМН СССР (в те годы было много подобных сессий с осуждением ученых, отклоняющихся от генеральной линии) Орбели был освобожден от всех должностей, ему была оставлена лишь возможность работать в Государственном естественно-научном институте им. П.Ф. Лесгафта.

Вскоре Президиум АН СССР, понимая важность Орбели, создает группу для индивидуальной работы академика, в ее состав вошли 8 его учеников. Только в 1954 г. после смерти Сталина на основе этой группы формируется Лаборатория эволюционной физиологии АН СССР, а в 1956 году она преобразуется в Институт эволюционной физиологии им. И.М. Сеченова АН СССР, и Орбели становится его директором.

Интерес к проблемам эволюции функций у Орбели появился в начале XX в. после встречи с известным британским физиологом Китом Лукасом и в ходе работы на Неаполитанской станции. Проблема эволюции функций стала одной из центральных в научном творчестве Левона Абгаровича, его работы были тесно связаны и с развитием эволюционных идей в России. 

Орбели вводит в практику эволюционной физиологии еще один метод, на котором во многом зиждется применение физиологии в клинике – использование специальных экспериментальных приемов. Впоследствии в Институте эволюционной физиологии и биохимии имени И.М. Сеченова проблемы эволюции стали ключевыми (А.И. Карамян, Г.В. Гершуни, В.А. Говырин, Н.П. Веселкин, Л.Г. Магазаник, Б.Ф. Толкунов, И.А. Журавин, Г.А. Оганесян, М.Г. Белехова, Н.Я. Лукомская, Д.Б. Тихонов и др.). Для развития эволюционного подхода не только к физиологическим, но и к биохимическим процессам, Леон Абгарович пригласил в Институт своего соратника выдающегося физиолога и биохимика академика Евгения Михайловича Крепса, который возглавил Лабораторию эволюционной биохимии нервной системы (Н.А. Вержбинская, А.А. Смирнов, Н.Ф. Аврова и др.) и все эволюционное биохимическое направление Института (Л.Г. Лейбсон, Э.М. Плисецкая, Б.Н. Лейбуш, М.Н. Перцева, А.О. Шпаков, М.Н. Маслова, А.П. Бресткин, Е.В. Розенгарт, О.Е. Шерстобитов, И.А. Скульский, Д.А. Флейшман, А.А. Никифоров, Р.Г. Парнова и др.).

Широта и разнообразие проблем физиологии, которые разрабатывались под руководством Орбели, определялись, естественно, особенностями его личности, его интересом к разным направлениям физиологии, его участием в этих исследованиях. Среди выполненных им работ имеются статьи по физиологии пищеварения, первые из них датированы началом XX в. и тесно связаны с разработкой этих вопросов в лаборатории Павлова. Орбели занимался изучением функций желудка, поджелудочной железы, секреторной функции кишечника. Его перу (и, разумеется, исследовательскому опыту) принадлежат работы, касающиеся нервной регуляции функций сердца, системы кровообращения.

alt

Особенно много Левон Орбели сделал для развития физиологии вегетативной нервной системы. Известно классическое исследование Павлова, касающееся усиливающего нерва сердца. В своей докторской диссертации в 1883 г. Павлов пришел к выводу о существовании ослабляющего и усиливающего нервов сердца. Орбели развил это направление. Особенно ценный вклад в разработку проблем адаптационно-трофической функции симпатической нервной системы внесли его эксперименты, совместные с учеником, Александром Гинецинским, получившие название «феномена Орбели – Гинецинского». 

alt
Александр Гинецинский

Значителен вклад Орбели в разработку проблем физиологии почки. В разное время в этих исследованиях принимали участие выдающиеся ученики и последователи Орбели – Александр Гинецинский и ныне здравствующий Юрий Наточин.

Под руководством Орбели проводились работы по изучению функциональных особенностей нервно-мышечного аппарата насекомых в онто- и филогенезе (А.К. Воскресенская, В.Л. Свидерский, Ю.Е. Мандельштам и др.)

Еще один важный штрих к разносторонности Орбели: он организовал первую в Советском Союзе, а быть может и в мире, Лабораторию возрастной физиологии. Перед лабораторией, в организации которой непосредственное участие принимал Лев Лейбсон, была поставлена задача изучать физиологические особенности детей разного возраста, с одной стороны, а с другой – проводить экспериментальное изучение онтогенеза функций (М.Б. Тетяева, А.И. Бронштейн, Ф.Р. Дунаевский, А.В. Войно-Ясенецкий, Н.А. Итина, З.И. Барбашова, Е.А. Моисеев, Н.Н. Трауготт, С.Э. Беленькая и др.). Эта тематика сохранилась в структуре Института (Н.И. Касаткин, А.И. Шеповальников, Н.Н. Цицерошин и др.).

Левон Орбели считал, что исследование механизмов психических нарушений является третьим направлением развития эволюционной физиологии. Для развития этого направления в Институте была создана Лаборатория патологии высшей нервной деятельности, которую Л.А. Орбели предложил возглавить известному отечественному психиатру и физиологу Наталии Трауготт. В лаборатории проводились исследования анализаторных систем, нейрофизиологических коррелятов различных психопатологических состояний, психофармакологические исследования (Л.Я. Балонов, Я.Ю. Багров, В.Л. Деглин, Д.А. Кауфман, А.Е. Личко, А.Ю. Егоров и др.).

Орбели был инициатором физиологических исследований реакции организма человека на действие факторов полета в стратосферу. Вместе с коллективом сотрудников, в число которых входили М.П. Бресткин, Н.В. Зимкин, А.В. Лебединский, В.В. Стрельцов, он занимался изучением действия на человека больших ускорений, гипоксии, ультрафиолетовых и космических лучей. Эти работы обеспечили успех в осуществлении пилотируемых полетов на стратостатах, разработке основ авиационной и космической медицины (Ю.В. Наточин, Я.А. Винников, Ф.Г. Грибакин, В.И. Говардовский, Ю.Е. Москаленко, А.И. Кривченко и др.).

Под руководством Орбели были разносторонне исследованы физиологическая реакция человека и животных на радиацию, признаки и механизмы лучевой болезни. В новом Институте для развития этих исследований была создана Лаборатория естественной радиоактивности, для организации которой был привлечен выдающийся советский радиохимик, активный участник атомного проекта Иосиф Старик. В дальнейшем лаборатория успешно продолжала исследования (И.А. Скульский, Д.Г. Флейшман, А.А. Никифоров, И.В. Буровина, В.В. Глазунов и др.).

На протяжении всей истории XX века в военной тематике большое значение придавалось исследованиям боевых отравляющих веществ – нового смертоносного оружия, увы, снова появившегося в качестве угрозы со стороны террористов XXI века. Во время Отечественной войны, когда многие академические институты Москвы и Ленинграда оказались в эвакуации в Казани, Орбели, возглавлявший Военно-санитарную комиссию, в орбиту деятельности которой входили исследования фосфорорганических отравляющих веществ, попросил Александра Гинецинского подключиться к этим работам. Благодаря большому «холинергическому» опыту, Гинецинский пришел к заключению, что при действии фосфорорганических отравляющих веществ на организм наблюдается типичная картина полного торможения фермента ацетилхолинэстеразы. 

В полной мере проявился и блестящий педагогический талант Леона Орбели. Его лекции были внешне очень просты. В них отсутствовала какая-либо нарочитость, которая придавала бы им эффектность, красивость. Но это была простота большого мастера. Каждое излагавшееся лектором теоретическое положение покоилось на строгом фактическом материале, и этот фактический материал, как правило, тут же демонстрировался слушателям. В тех случаях, когда факты могли быть истолкованы по-разному, Орбели никогда не скрывал этого от студентов. Он приучал взвешивать доводы «за» и «против» того или иного взгляда.

alt

Нельзя не вспомнить и о человеческих качествах Леона Абгаровича. Он был необычайно добрым человеком. Известно, что у его референта был список сотрудников, которым Леон Абгарович помогал материально, из своей зарплаты. В коллективе Орбели была традиция празднования Нового года: он сам наряжался Дедом Морозом и приглашал детей сотрудников института на елку, где дарил им подарки от себя. 

Текст: Михаил Фирсов, Наталия Басова, Кира Ким

Adblock test (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх