На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Неандертальцы охотились на пещерных львов и использовали их шкуры

Неандертальцы из Зигсдорфа разделывают пещерного льва, убитого деревянным копьем

Старый пещерный лев был убит и разделан неандертальцами на территории нынешней Германии 48 000 лет назад. Судя по вмятине на ребре, льва ударили в живот деревянным копьем, подкравшись к хищнику сзади, пока он отдыхал, лежа на правом боку. Копье проткнуло льва почти насквозь и уперлось в третье правое ребро изнутри.

Это самое раннее свидетельство охоты человека на льва. Кроме того, изучение отметин от каменных орудий на концевых фалангах другого льва, жившего более 190 000 лет назад в другом районе Германии, показало, что неандертальцы, по-видимому, сняли с хищника шкуру, аккуратно сохранив когти на лапах. Возможно, это значит, что львиная шкура была для среднепалеолитических европейцев чем-то большим, чем просто ценный мех.

Специфические, разнообразные и порой весьма тесные взаимоотношения гоминид с крупными хищными млекопитающими имеют древнюю историю (см., например: Саблезубые кошки помогли становлению человека, «Элементы», 15.09.2010; Вымирание крупных хищников в Восточной Африке лучше объясняется эволюцией гоминид, чем климатом, «Элементы», 21.01.2020). Лев, царь зверей, издавна производил сильное впечатление на наших предков. На это указывает, в частности, важная роль, которую играют пещерные львы (Panthera spelaea; см. картинку дня Пещерный лев) в искусстве европейских сапиенсов начиная с момента его появления (рис. 2).

Кроманьонцы (верхнепалеолитические европейские сапиенсы) не только увековечивали львов в живописи и скульптуре. Иногда они разделывали львиные туши в гастрономических целях и носили просверленные львиные клыки в качестве украшений или амулетов. Кроме того, из эпохи Мадлен (Magdalenian, 17–12 тысяч лет назад) есть одно надежное свидетельство использования львиной шкуры, снятой вместе с когтями. Этот вывод основан на концевых фалангах пальцев, которые только и сохранились от того льва, с характерными царапинами от каменных орудий. Сами кератиновые когти, крепившиеся к фалангам, естественно, не сохранились. Судя по царапинам, верхнепалеолитические сапиенсы использовали те же приемы и перерезали сухожилия теми же движениями, что и современные охотники, снимающие с добычи шкуру вместе с когтями (M. Cueto et al., 2016. Under the skin of a lion: Unique evidence of upper Paleolithic exploitation and use of cave lion (Panthera spelaea) from the Lower Gallery of La Garma (Spain)).

Кроманьонцы не были первыми людьми, начавшими использовать львов в практических и ритуальных целях. Есть данные, хоть и скудные, о похожем поведении ранне- и среднепалеолитических людей. Из раннего палеолита есть свидетельство разделки свежей львиной туши на севере Испании 300–337 тысяч лет назад (R. Blasco et al., 2010. The hunted hunter: the capture of a lion (Panthera leo fossilis) at the Gran Dolina site, Sierra de Atapuerca, Spain). Среднепалеолитические европейцы — неандертальцы — тоже иногда разделывали львиные туши, о чем свидетельствуют находки из шести местонахождений (рис. 3). Во всех этих случаях нельзя утверждать наверняка, что лев был убит двуногими охотниками, а не погиб от каких-то других причин.

Рис. 3. География свидетельств взаимодействия людей с пещерными львами

Археологи из Германии, Австралии и Великобритании сумели доказать один случай охоты, переизучив скелет пещерного льва возрастом 48 000 лет, найденный в 1985 году в Зигсдорфе (Siegsdorf, Германия). Скелет хорошо сохранился, потому был быстро захоронен в тонком осадке на дне озера. Перед тем, как попасть в озеро, лев побывал в руках людей (очевидно, неандертальцев, ведь других людей в тех краях тогда не было), а потом еще какой-то хищник погрыз ему левую ногу в районе колена.

Тот факт, что неандертальцы срезали львиное мясо с костей, был ранее установлен по многочисленным царапинам от каменных орудий, сохранившимся на костях. Однако в ходе переисследования обнаружилось нечто еще более интересное, а именно овальная сантиметровая вмятина на третьем правом ребре (рис. 4). Судя по тому, как промялись трабекулы костной ткани, повреждение было нанесено незадолго до или вскоре после смерти. После тщательного изучения и сравнения с археологическим и этнографическим материалом вмятина была интерпретирована как след от мощного удара деревянным копьем.

Рис. 4. Следы, оставленные на скелете зигсдорфского льва орудиями неандертальцев

Вмятина совсем не похожа ни на следы от зубов хищников, ни на повреждения, наносимые копьями с каменными наконечниками, зато она по всем параметрам соответствует отметинам, оставляемым деревянными копьями без наконечников. Такие копья были хорошо знакомы древним европейцам уже 300–400 тысяч лет назад (см. В Германии найдена охотничья метательная палка возрастом 300 000 лет, «Элементы», 27.04.2020). Они могли использоваться как для обычных колющих ударов, так и для метания. В умелых руках деревянное копье — грозное оружие, которое можно воткнуть в тело жертвы глубже, чем копье с каменным наконечником. Некоторые коренные южноамериканцы еще недавно охотились с деревянными копьями на ягуаров, так что в убийстве пещерного льва деревянным копьем нет ничего невероятного.

Судя по расположению вмятины, копье было со всей неандертальской силой воткнуто льву в брюхо сзади и снизу. Копье точно не метали издалека, а держали в крепких руках, потому что метнуть с такой силой невозможно. Копье пронзило внутренности, включая легкие, и не проткнуло льва насквозь только потому, что уперлось в ребро. Если бы лев в момент нанесения удара стоял или шел, охотник должен был бы находиться под ним, например, в яме. Так далеко фантазия авторов не простерлась. Скорее всего, лев получил смертельный удар, лежа на правом боку (рис. 5). Лев был старый, и, вероятно, уже не очень бодрый и чуткий. Он отдыхал, к нему подкрались сзади и вогнали копье глубоко в мягкое брюхо. Выжить после такого ранения лев не мог. Однако схватка не ограничилась единственным ударом, потому что на львиных костях есть и другие отметины, которые авторы трактуют (правда, не очень уверенно) как следы ударов копий с каменными наконечниками (такие у неандертальцев тоже были). Убив льва, неандертальцы полакомились его мясом, а потом бросили тушу на доедание другим хищникам. Следов снятия шкуры на костях зигсдорфского льва не обнаружено.

Рис. 5. Реконструкция удара копьем

Зато на костях другого льва, выкопанных в 2019 году в Айнхорнхёле (пещера Единорога, Einhornhöhle), такие следы нашлись. Судя по обилию неандертальских (мустьерских) орудий и костей хищников, в пещере попеременно жили то неандертальцы, то хищные звери. Находки, о которых идет речь, происходят из слоя возрастом не менее 190 тысяч лет. В слое есть следы огня, кости разных животных с царапинами от каменных орудий и сами орудия. Большинство костей отлично сохранились и не несут отметин от зубов хищников. Таким образом, слой сформировался в период, когда пещера находилась в распоряжении людей. В слое найдены остатки львиной лапы — две концевые фаланги, лежавшие по соседству друг с другом. Судя по размеру, они принадлежали взрослому льву. На одной из фаланг сохранились царапины, показывающие, что фалангу с когтем аккуратно отделили от лапы, перерезав сухожилия. Такие же царапины присутствуют на фалангах льва из гораздо более молодого, мадленского слоя в испанской пещере Ла Гарма (см. выше). Никаких других следов обработки или использования на фалангах льва из Айнхорнхёле обнаружить не удалось. Это позволяет исключить версию, что коготь отделили, чтобы сделать из него амулет, украшение или как-то еще его использовать отдельно от шкуры. По-видимому, древние неандертальцы из пещеры Единорога сняли шкуру со льва (или, по крайней мере, со львиной лапы), постаравшись сохранить когти. Был ли этот лев убит неандертальцами или найден уже мертвым — неизвестно. Известно лишь, что, если вы хотите хорошую шкуру, ее надо снимать со свежеубитого зверя, а не с падали. Отсутствие следов обработки на второй фаланге авторы объясняют тем, что она сохранилась не целиком, а отсутствие всех остальных костей льва — тем, что лев был убит в другом месте, а в пещеру принесли только шкуру. В том же слое найден довольно-таки целый скелет пещерного медведя (известно, что неандертальцы охотились на медведей, пользуясь их обычаем впадать в спячку, см. M. Romandini et al., 2018. Bears and humans, a Neanderthal tale. Reconstructing uncommon behaviors from zooarchaeological evidence in southern Europe). Медвежий скелет сопоставим с львиным по размеру и плотности костей, поэтому вряд ли крупные львиные кости могли исчезнуть по тафономическим причинам. Впрочем, раскопки в пещере продолжаются, так что нельзя исключать, что там найдутся еще какие-то львиные кости, например, недостающие фаланги.

Описанные находки представляют собой древнейшие свидетельства охоты на пещерного льва (48 000 лет назад) и использования львиной шкуры неандертальцами (более 190 000 лет назад). Учитывая другие ранне- и среднепалеолитические находки львиных костей с отметинами от каменных орудий, о которых говорилось выше, складывается впечатление, что, может быть, древние европейцы — гейдельбергские люди и неандертальцы — уже в очень глубокой древности иногда убивали львов и использовали львиное мясо и шкуры. Разумеется, львятина на ужин была у них не каждый день, а львиные шкуры не служили повседневной одеждой, но время от времени они могли себе такое позволить.

Если неандертальцы действительно старались снять шкуру вместе с когтями (а про верхнепалеолитических сапиенсов мы определенно знаем, что старались), это может означать, что не только сапиенсы, но и неандертальцы видели в шкуре льва нечто большее, чем просто кусок теплого меха. Было бы как-то не по-человечески относиться к царю зверей как к рядовой добыче. Возможно, неандертальцы и в этом отношении были похожи на нас.

Источник: Gabriele Russo, Annemieke Milks, Dirk Leder, Tim Koddenberg, Britt M. Starkovich, M. Duval, J.‑X. Zhao, Robert Darga, Wilfried Rosendahl & Thomas Terberger. First direct evidence of lion hunting and the early use of a lion pelt by Neanderthals // Scientific Reports. 2023. DOI: 10.1038/s41598-023-42764-0.

Об образе жизни неандертальцев см. также:
1) Неандертальцы жили маленькими группами и ели друг друга, «Элементы», 13.01.2011.
2) Неандертальцы интересовались птичьими перьями, «Элементы», 25.02.2011.
3) Черепные травмы у неандертальцев и палеолитических сапиенсов встречаются с одинаковой частотой, «Элементы», 19.11.2018.
4) Судя по строению органов слуха, неандертальцы различали звуки речи не хуже сапиенсов, «Элементы», 15.03.2021.
5) Поздние алтайские неандертальцы были малочисленны и патрилокальны, «Элементы», 24.10.2022.

Александр Марков

Adblock test (Why?)

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх