Свежие комментарии

  • Василий Коликов
    Ваш подробный разбор моральных "высот" основоположников декабризма заслуживает особой благодарности. В годы господств...Казнь декабристов...
  • Белка Алтайская
    Когда за преступления Чикатило к двоим невиновным применили, выбив из них признания, лучше было?Казнь декабристов...
  • Белка Алтайская
    Не до того. Умер-кремировали-закопали-приходим на могилу периодически, чтобы не потерялась и не заросла. Это благород...Мода на траур в в...

Стёганые пальто из парусины и сандалии из лыка. Послевоенный СССР глазами иностранного журналиста

Клише «железный занавес» впервые публично употребил Уинстон Черчилль в 1946 году. В том же году в Германии была напечатана книга «За железной завесой» — это был дайджест статей о жизни в СССР, написанных западными журналистами. Статьи были переведены на русский язык.

В этой небольшой книжке мы попытались сгруппировать статьи и короткие информации, опубликованные в американской, английской, французской, швейцарской, польской, немецкой, зарубежной русской и советской прессе, рисующие положение внутри советов.

— говорит составитель в предисловии. Один из переводов особенно интересен, потому что показывает советскую жизнь в восприятии иностранного — австралийского — журналиста.

Джон Фишер, сын австралийского премьер-министра Эндрю Фишера, работавший в войну в СССР, создал этот очерк для газеты «Геральд Трибьюн». В нём он описал послевоенный Киев.

Собственно говоря, пишет Фишер, вы не имеете нужды бегать по городу за покупками, так как вы можете покупать товары только в той лавке, в которой зарегистрированы ваши продуктовые карточки. Все магазины одинаковы, кроме тех, которые работают для привилегированных групп населения — офицеров Красной армии, учёных, врачей, важных чиновников. Там товаров немного больше.

Фишер перечисляет, что можно найти в этих специальных магазинах:

  • Пирамиды банок американского сухого молока, полученного от УНРРА (1). Они украшены портретами Сталина, разрисованными цветными карандашами и оклеенными цветной бумагой.
  • На вершине такой пирамиды красуется бутылка крымского шампанского; этикетка на этой бутылке загажена мухами и выцветшим своим цветом подтверждает, что она украшает это окно уже очень давно.
  • Все это окружено окороками, сырами и пластами сала, сделанными из папье-маше; вид их весьма декоративен.

Внутри магазина Фишер заметил чёрный хлеб, пшеничный — вдвое дороже чёрного, «кавказский чай», ореховое масло и уксус. Стены магазина украшены литографированными потретами Сталина, Молотова и Микояна — министра внешней торговли.

Теоретически вы имеете право еженедельно покупать полтора фунта мяса и фунт масла, но вы знаете, что магазин ничего этого не имеет, так что вы принуждены, вместо этого, довольствоваться банкой сухого молока. Наконец, вы покупаете несколько унций орехового масла, которое вам завертывают в обрывок газеты, и получаете четверть литра уксуса в посуду, которую принесли с собой на всякий случай. Все это вы складываете в веревочную сетку, так называемую «авоську», которую русские женщины обычно всегда носят с собою.

Гораздо больше, чем магазин, Фишера заинтересовал киевский рынок.

«Это два длинных ряда столов в середине мощеной площади, недалеко от Крещатика — главной улицы Киева. У столов стоят крестьянки, каждая из них разложила перед собою на столе пищевые продукты, поместив их на платке или на газете». Эти продукты крестьянки выращивают на своём огороде и продают по завышенным ценам:

Хотя все это совершенно легально, но практически этот базар представляет собой черный рынок. Для городских обывателей рынок является единственным источником мяса и жиров. В городе есть также магазины «Гастроном», где само правительство продает такие деликатесы, как икра, омары в консервах, но цены на них недоступны средному советскому обывателю.

Цыплёнок на рынке стоит 50 рублей, карп из Днепра — 30 рублей. Для сравнения: килограмм чёрного хлеба стоит в магазине 90 копеек.

На рынке можно не только купить продукты, но и выменять что-нибудь. Больше всего, пишет Фишер, крестьянки желают платьев. «Большинство из них одеты в остатки пестрых одеяний, а некоторые и совсем не имеют платья».

Эти девушки приходят на рынок в «стеганых парусиновых пальто» — так Фишер назвал, конечно, ватники. На ногах у девушек самодельные из березового лыка сандалии. Нам понятно, что австралийский журналист так элегантно описал обычные лапти. Естественно, даже старая заграничная одежда, вроде свитера или шарфа, поможет стать обладателем продуктовой корзины на несколько сотен рублей.

Журнал «Крокодил» в 1947 году напечатал комиксы о приключениях иностранного журналиста в СССР — об американском молоке или выменивании одежды на еду речи нет

Журнал «Крокодил» в 1947 году напечатал комиксы о приключениях иностранного журналиста в СССР — об американском молоке или выменивании одежды на еду речи нет

Продолжение комикса из «Крокодила» — кликайте на фото, чтобы увеличить

Продолжение комикса из «Крокодила» — кликайте на фото, чтобы увеличить

---

(1) УНРРА — Администрация помощи и восстановления Объединённых Наций (United Nations Relief and Rehabilitation Administration)

Читайте оцифрованную книгу «За железной завесой» в электронной библиотеке Ленинки.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх