Свежие комментарии

  • Alina Budkina
    Они все были носительницами гена гемофилии, искали бы невесту в другой династии.Последняя русская...
  • Ангел Смерти
    Если выкинуть из школьной программы произведения всех таких авторов, то изучать станет практически нечего.ДЕТИ МИХАИЛА ЖВАН...
  • Степан Капуста
    Забил на сына на много лет, позвонил по-пьяни, ещё и заявил, что подросток видите ли ему неинтересный собеседник. Мож...ДЕТИ МИХАИЛА ЖВАН...

Лишние дети Российской Империи

Помещик Дьяконов своего внебрачного сына отдал на воспитание крепостным, Адаму и Анне. Впоследствии мальчик получил вольную и стал знаменитым художником Орестом Кипренским. А незаконной дочери императора Павла I от дворцовой прачки выделили 1000 крепостных и дали фамилию Мусина-Юрьева. Но не у всех бастардов был такой старт или благополучная судьба. Эти дети в Российской империи имели основание считать себя лишними. Их обходили в правах и возможностях.

незаконные дети могли воспитываться на равных с рождёнными в браке, но так бывало не всегда
незаконные дети могли воспитываться на равных с рождёнными в браке, но так бывало не всегда

Если отец был неизвестен, или не хотел признавать ребенка, женщине в восемнадцатом веке приходилось туго. Семья могла не принять, а куда деваться? Младенцев отдавали в воспитательные дома. В 1706 году заведение открыли при Холмово-Успенском монастыре. Девять лет спустя Пётр Первый даже издал специальный указ о создании подобных заведений в России – специально для сирот и незаконнорождённых. Но дело не пошло, поскольку преемники Петра были заняты совсем другими проблемами. И только в правление Екатерины II появился Императорский воспитательный дом. Сначала в Москве, потом в Петербурге. Идею продвигал… Иван Бецкой. По происхождению он был такой же бастард, как и те, для кого создавалось заведение.

Иван Иваныч лично внёс на счёт дома 162 тысячи рублей – огромные по тем временам деньги.

Идея была прекрасна: помочь вырастить малышей, от которых отреклись родители. Опекунский совет должен был следить и за движением выделяемых средств (в основном, пожертвования благотворителей) и за работой всей воспитательной системы. До 11 лет дети получали общие знания, а затем, в зависимости от успехов, направлялись на дальнейшее обучение в фабрики и мастерские, могли изучать изобразительное искусство или науки. Почти две сотни самых талантливых поехали в Европу.

здание воспитательного дома
здание воспитательного дома

Однако в Воспитательном доме постоянно боролись с высокой младенческой смертностью. По этой причине репутация у приюта была не самая благоприятная. Принимали туда так много малышей, что императрица Мария Федоровна, посетив заведение в 1820-х, ужаснулась. 8 тысяч детей содержались в одном только московском Доме! Требовалось расселение, новые территории, и государыня собиралась оказать поддержку приюту. Однако после смерти императрицы часть помещений отдали под институт, и лишь один этаж остался для сирот.

Но то "в столицах". В провинции незаконные дети – если только их родители не проявляли должного участия – чаще могли оказаться на улице. Нередкая история: мать – солдатка, отец – её случайный кавалер. Результат отношений старались подкинуть кому-нибудь на крыльцо, или к воротам обители. Можно было попробовать отослать более состоятельной родне. Но иногда детей просто «забывали» где-нибудь. Лишние.

П.Чистяков "Нищие дети"
П.Чистяков "Нищие дети"

Дети могли считаться незаконными даже у обвенчанных родителей, если они появились на свет до официального вступления в брак. По этой причине не получил дворянских прав и наследства поэт Афанасий Фет. А вот Елизавета Августинович оказалась удачливее. Она сумела добиться присвоения фамилии своим детям-бастардам, которые родились от чиновника Юсупова. Правда, Елизавете Ксаверьевне пришлось обращаться в суд, где она доказала: чиновник-де её обманул, венчался, а она понятия не имела, что у Юсупова уже есть жена. В 1860-м году двое детей Августинович получили права на дворянское звание.

Знаменитый композитор Александр Бородин тоже был рожден вне брака. Его отец – князь Гедианов – записал бастарда сыном своего крепостного, Порфирия Бородина. До восьми лет мальчик понятия не имея, кто он таков. И только в 1840-м году князь дал Александру вольную и купил его матери большой дом. Сын Гедианова оказался талантливым молодым человеком, но – увы! – его не принимали в петербургскую гимназию. Из-за происхождения! Матери пришлось пойти на ухищрения, чтобы записать Александра в "купечество". Он смог учиться, а результат мы знаем: прекрасный химик, медик и композитор.

кадр из фильма "Крепостная"
кадр из фильма "Крепостная"

Важно, что мать Александра Бородина была свободной женщиной. Дети, рождённые от барина крепостными, нечасто получали такую привилегию как свобода и образование. История Ивана Андреевича Якушкина, помещика Малоархангельского уезда – скорее, исключение из правил. В 1825 году он не только признал четверых детей от своей крепостной, но и женился на ней. Всего у Прасковьи и Ивана Якушкиных было шестеро сыновей и одна дочь. После смерти пожилого помещика (Иван Андреевич женился в 70-летнем возрасте) удалось отстоять права детей на дворянство.

У представителей высшего света было чуть больше возможностей для признания детей. Незаконная дочь князя Голицына, хотя и не именовалась «княжной», но воспитывалась на равных с его детьми в браке, и сумела удачно выйти замуж. Князь Репнин взял в дом своего незаконного сына Степана. Фамилию ему дали "Лесовский", он получил дворянское звание, участвовал в войне 1812 год, а семью годами позже дослужился до генерал-майора. Отец оставил Степану в наследство имение и 400 душ крепостных.

Степан Лесовский, сын князя Репнина, один из примеров удачной судьбы для бастарда
Степан Лесовский, сын князя Репнина, один из примеров удачной судьбы для бастарда

Если супругам удавалось договориться, их дети "со стороны" не попадали в категорию "лишних". Три дочери Марии Антоновны Нарышкиной носили фамилию её мужа, но в Петербурге все знали, что их настоящий отец – император Александр I. Дочь Екатерины II, Анна, была признана великой княжной Анной Петровной, хотя наследник престола в ту пору не жил с супругой. А князь Павел Петрович Гагарин (1798-1872) пусть и дал внебрачному сыну фамилию Фёдоров, но оплачивал его обучение и предоставил возможность найти свое предназначение.

Кстати, фамилии незаконных детей - отдельная история. Иногда их образовывали от наследственного имени отца. Бецкой - это, ничто иное, как усечённая фамилия Трубецкого. Сын императрицы Екатерины Второй, рожденный вне брака, стал Бобринским, по названию селения. А дети императора Александра II, появившиеся от фаворитки, получили титул князей Юрьевских. В кругах попроще особенно не задумывались: Найденовы, Прихватовы, Полухвостовы... Такие фамилии могли давать внебрачным детям. Дескать, этого - нашли, другого - прихватила мать и принесла, а этот - сын Хвостова, но только "наполовину".

Лишние дети Российской Империи
"Летний день" Н.Богданов-Бельский

У людей XVIII -XIX века нередко появлялись «лишние дети» - то в результате юношеского увлечения, то из-за неудачного законного брака. В некоторых случаях их признавали, помогали матерям встать на ноги, или брали детей на воспитание к себе. В других – предпочитали именовать отпрысков «племянниками» или «воспитанниками». Например, у генерала Павла Киселева от Александры Алексеевны Балиано было четверо таких воспитанников, позже упомянутых в завещании.

Но случалось и совсем другое. Приют или улица. Суровый быт казенного заведения и полное отсутствие любви и заботы. Без фамилии и даже права на учёбу. А судя по тому, какими переполненными оказались Воспитательные дома, незаконных детей было не просто много, а очень много.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх